Среда, 08 Апреля, 2020
   
(3 голоса, среднее 5.00 из 5)

– То есть если при старом миропорядке ресурсов в целом хватало – воспользуюсь вашими образами – и для «волков», и для «овец», то с наступлением кризиса, чтобы сохранить в неприкосновенности круг избранных, надо резко ограничить остальным доступ к благам, резко опустить их уровень жизни. А такого результата легче всего добиться как раз с помощью новой мировой войны. Я правильно вас понял?

– Совершенно верно. Смотрите, сейчас на планете проживают более 7 миллиардов человек. А всего каких-то 40 лет назад, в середине 70-х, население Земли было почти вдвое меньше – 4 миллиарда. Причем уровень жизни подавляющего большинства этих 4 миллиардов был крайне низким – по нынешним представлениям просто нищенским. И на фоне этого малообеспеченного большинства резко выделялся Запад – США и Европа, – где жили несопоставимо лучше, чем в остальном мире. И понятно, за счет чего. Запад попросту обирал всех остальных, грабил, воспринимал их если и не как колонии в прямом смысле этого слова, то, во всяком случае, похожим образом. Но это было почти полвека назад. Сейчас население планеты, как я уже сказал, почти вдвое больше. К тому же среди этих 7 с лишним миллиардов есть такие гиганты, как, например, полуторамиллиардный Китай и миллиардная Индия, составляющие вместе больше трети населения всего мира. Эти гиганты не желают жить по-старому и быть фактическими колониями Запада. К числу стран, стремящихся к самостоятельному существованию, без диктата извне, относятся также Россия, Бразилия, Индонезия, Иран. Список можно продолжить. Уровень развития таких стран вполне позволяет им претендовать на право быть субъектами мировой политики, а не объектами манипуляций со стороны Запада. Абсолютно нежизнеспособным сделала старый миропорядок и революция в сфере передачи информации и массовых коммуникаций. В середине 70-х малообеспеченное большинство жителей планеты попросту не знали, как живут на Западе, или имели об этом самое приблизительное, подчас мифологизированное представление. А сегодня всё по-другому: мир стал удивительно прозрачным, и в каждой точке планеты, имея под рукой сравнительно недорогие технические средства, можно в режиме реального времени видеть, как живут люди в любой другой точке. В том же 80-миллионном Египте довольно точно представляют себе уровень жизни в Риме, Париже или Нью-Йорке, так как могут непосредственно наблюдать эти мегаполисы на экранах телевизоров или даже на мониторах своих мобильников или ноутбуков. Мы даже, по-видимому, не в состоянии до конца представить себе, к каким переменам в сознании людей, не входящих в «золотой миллиард», привели все эти гаджеты. У предыдущих поколений ничего этого не было, и их горизонт не выходил за пределы того конкретного места – деревни или городка, – где они проживали. Горизонт же последних двух поколений расширился взрывообразно. И эта перемена, когда практически всё население Земли – почти все 7 миллиардов – располагают более или менее объективными представлениями о том, как живут люди в разных точках планеты, радикально, качест­венно изменила мир. Человечество стало даже мыслить иначе, по-другому ощущать себя. К тому же возник пояс государств, совокупная численность населения которых намного превышает «золотой миллиард» и которые по уровню своего развития вполне способны противостоять диктату Запада. Запад вдруг осознал, что мир вокруг стал совершенно непохожим на тот, которым он привык манипулировать, и управлять таким миром по-старому не получается – кризис 2008 года убедительно это доказал. Безусловно, какой-то запас остаточной прочности у старого миропорядка имеется. Запад сам создавал этот прежний миропорядок, поэтому сейчас, в кризисной ситуации, он в состоянии что-то где-то подрегулировать, подправить, скорректировать. В конце концов, именно «золотой миллиард» придумал современную глобальную финансовую архитектуру, и поэтому он в силах заставить ее поработать еще какое-то время. Но в любом случае дни этой архитектуры сочтены, и предпринимаемые для ее спасения пожарные меры могут лишь отсрочить ее коллапс, да и то ненадолго. Вот она – главная причина той спешки, с которой Запад пытается развязать Третью мировую войну. Ему надо как можно скорее, пока еще не поздно подвести под свою глобальную власть новые правила. А для этого необходимо нейтрализовать главных противников – тех, кто сопротивляется сохранению мирового господства Запада. Но не всех сразу, а по очереди. Сначала – самого главного, потом всех остальных – одного за другим. И первой в этом, так сказать, «проскрипционном списке» значится Россия. На сегодняшний день именно Россия является единственной страной, способной в одиночку сдерживать Запад. Я говорю только о текущем моменте. Пройдет 10 лет – и такая миссия окажется по плечу и другим новым глобальным игрокам. Но пока лишь Россия может себе позволить вести себя самостоятельно в полном смысле этого слова. Я имею в виду, конечно, прежде всего военный потенциал России, который хотя и уступает в качественном и количественном отношениях натовскому потенциалу, но тем не менее вполне с ним сопоставим. Здесь Россия почти на равных с Западом. Здесь никаких других конкурентов, кроме России, у Запада на данный момент нет. И поэтому в первую очередь нейтрализовать надо именно Россию – сломать ее политически, психологически, морально. А для этого убрать ее лидера. Вот тот план, который реализуют сейчас Соединенные Штаты. Точно таким же образом они ликвидировали Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи, а сейчас пытаются устранить Башара Асада. Естественно, против Владимира Путина работают более аккуратно, но тем не менее по тому же самому сценарию: его будут всячески вынуждать уйти, если же это не получится, то попытаются устранить физически. А уже вместо него без особых проблем приведут к власти абсолютно подконтрольное Соединенным Штатом лицо – как Ельцина. Следует сказать открыто, что Ельцин был фигурой, полностью управляемой Соединенными Штатами, согласовывавшей с Вашингтоном все важнейшие решения.

– Господин Кьеза, если Ельцин – американская марионетка, то своим преемником он должен был бы оставить совершенно прозрачного, прогнозируемого и управляемого Черномырдина. Это был оптимальный кандидат на роль проводника внешнего управления. Но вместо этого Ельцин его уничтожил политически. Не станем сейчас вдаваться в перипетии 1998 года, но это было действительно так: именно Ельцин лишил Черномырдина политического будущего. Это тоже было согласовано с Америкой? Лично я в этом сильно сомневаюсь. По-моему, всё было ровно наоборот. Помните комиссию «Гор–Черномырдин»? Тогда даже в открытую говорили, что, мол, сейчас оба – «вторые», а потом станут «первыми»… Я не спорю, зависимость Ельцина от Америки видна невооруженным глазом. Но не стоит сбрасывать со счетов его «медвежью» непредсказуемость. Судя по всему, ликвидировав Черномырдина как своего преемника, он основательно спутал карты американцам.

– Дело в том, что манипулирование Ельциным не всегда и не во всём гарантировало американцам проведение в жизнь тех решений, которые их устраивали бы наилучшим образом. Власть Ельцина не была абсолютной. Помимо него, как вы, наверное, помните, были еще олигархи, которые далеко не безоговорочно подчинялись своему «сюзерену». Эти люди совершено случайно для них самих оказались буквально «назначенными» владеть колоссальными состояниями. Вместе с тем их интеллектуальный уровень оставлял желать лучшего. Олигархи считали, что они способны купить всё на свете. Да, было у них такое заблуждение. Они мыслили точно такими же штампами, какими незадолго до них руководствовались «архитекторы перестройки». В обоих случаях мы имеем дело со штампами, только сначала это были абсолютно оторванные от жизни представления о западной демократии, а потом – такие же не имевшие ничего общего с действительностью взгляды на рыночную экономику. Например, Александр Яковлев верил в какие-то уж очень свои идеалы западной демократии, не ведая о том, что такой эталонной демократии давным-давно не существует, что такая демократия уже мертва, а та политическая система, которая утвердилась на Западе к началу советской перестройки, может называться демократией с очень большой натяжкой. Но Яковлев всего этого не знал – или не хотел знать, но это уже другой вопрос. Да что там Яковлев – у самого Горбачева было весьма и весьма упрощенное представление о том внешнем мире, которому он так навязчиво предлагал свое «новое мышление». Люди, затеявшие перестройку, руководствовались какими-то химерами. Поэтому и неудивительно, что их начинания не удались, а страна, которую они вздумали реформировать, развалилась. То же самое можно сказать и про постсоветских олигархов. Они свято уверовали в собственное всесилие – особенно после того как помогли Ельцину переизбраться в 1996 году, – а со временем вообще решили заменить его на своего ставленника – человека, совершенно неизвестного, непубличного, такого вот господина Зеро, которым можно будет помыкать еще откровеннее, нежели позволяли себе американцы в отношении Ельцина. Вот так и появился Путин. То есть он изначально был не американским, а олигархическим проектом. Да, одно стоит другого, конечно, но что было – то было. А уже после этого годы ушли у Путина на то, чтобы положить конец этой своей зависимости от тех, кто помог ему стать преемником Ельцина.

– До Путина олигархи уже предпринимали аналогичную попытку – раскручивали еще одного, как вы сказали, господина Зеро – генерала Лебедя…

– Это была совершенно другая история, хотя на первый взгляд тут много общего. Да, олигархи использовали Лебедя. Но он их ненавидел – и они это знали и поэтому очень опасались его. Я знаю точно, что, например, Березовский очень сильно боялся Лебедя. И я думаю, что именно поэтому Лебедя так быстро после его взлета лишили должности и превратили в оппозиционного политика, тем самым лишив его возможности стать президентом, потому что в России на самый высокий пост не может прийти человек со стороны, не находившийся до того во властной обойме. Олигархи поняли, что если Лебедь станет президентом вместо Ельцина, то он, опираясь на свою популярность и высокий рейтинг, ликвидирует олигархат как систему приближенных к власти назначенных собственников наиболее значимых активов государства. Я, кстати, брал интервью у Лебедя, и мне было отчетливо видно, что передо мной – честный русский человек с сильно развитым чувством справедливости. Лебедь довольно быстро стал популярным, и его, конечно, было бы довольно легко провести в президенты. Но олигархи все-таки предпочли другого кандидата – человека, которого никто не знал и которого они считали принадлежащим к их команде. Они посчитали, что Путин – в отличие от Лебедя – будет управляемым. Но, как мы теперь знаем, Путин не оправдал надежд олигархов. Он не только со временем – причем довольно быстро – избавился от своих вчерашних покровителей, играя на противоречиях между ними и постепенно выводя из игры то одного, то другого, но и стал делать жест­кие заявления в адрес американцев, что выглядело совсем уж неожиданно после полутора десятилетий непрекращающихся отступлений при Горбачеве и Ельцине. Недавно на своем телеканале PandoraTV я разместил интервью Путина 2004 года, показанное Первым каналом в документальном фильме «Холодная политика». Это интервью стало для меня настоящим открытием. В нем Путин очень твердо заявил о недопустимости разговаривать с Россией с позиции силы. И завершается интервью очень ёмкой фразой. Я ее постараюсь воспроизвести наизусть. Путин сказал: «Мне кажется, что наши партнеры не хотят союзников, они хотят вассалов, они хотят управлять». При этом было видно, как он напряжен и как скрупулезно подбирает каждое слово. И помолчав несколько секунд, Путин завершил: «Но Россия так не работает». Когда видишь такие явные эмоции, хорошо понимаешь, что этот человек пережил за прошедшие 4 года своего президентства, как тяжело складывался его диалог с «партнерами» – употреблю это любимое путинское выражение, которое он всегда использует, говоря об американцах и вообще о лидерах Запада. Вежливо, но в то же время безлико и подчеркнуто отстраненно – «партнеры». Он – президент России, он – во главе гигантской державы, а «партнерам» до этого нет никакого дела – они хотят управлять, не считаясь ни с чьим мнением, тем более с мнением какой-то там России, впечатление о которой американцы формируют на основании представлений русских либералов. А русские либералы воспринимают Россию не менее – если не более – предвзято, чем американцы. Вы знаете, я даже думаю написать об этом книгу: что такое русские либералы в прошлом и настоящем. Я смотрю на вашу страну со стороны, и мне кажется чрезвычайно странным и несуразным тот факт, что та часть русского общества, которая считает себя интеллектуальной и даже часто духовной элитой – я имею в виду либералов, – просто откровенно ненавидит свою страну и свой народ. Удивительно!



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2020 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1439 гостей онлайн