(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

О.Ю. Атьков: «Только то государство имеет будущее, в котором семья рассматривается как высшая первичная ценность»

Интервью вице-президента ОАО «РЖД» по здравоохранению и работе с общественными организациями, генерального секретаря МОФ «Диалог цивилизаций», летчика-космонавта, Героя Советского Союза, лауреата Государственной премии СССР, лауреата премий правительства РФ, доктора медицинских наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ Олега Юрьевича Атькова главному редактору альманаха «Развитие и экономика» Сергею Белкину

Источник: альманах «Развитие и экономика», №8, декабрь 2013, стр. 12

– Благодарю Вас, Олег Юрьевич, за возможность обсудить, быть может, самые главные вопросы, лежащие в русле сквозной темы альманаха, – темы социального развития. Учитывая Вашу беспрецедентную биографию, исключительную широту интересов и практического опыта, хочу затронуть несколько направлений, связанных с развитием общества, в частности, касающихся вопросов семьи и демографии – главной темы текущего номера альманаха. Неслучайно семью называют ячейкой общества, потому что действительно все начинается в семье, в семье формируются базовые жизненные ценности. Сила семьи такова, что она «играет» со всеми прочими социальными институтами на равных, порой переигрывая усилия государства. В связи с этим я бы осмелился говорить о дисфункции семьи в современном российском обществе. Когда общество «катится не туда», семья должна быть спасительным пространством, хранителем и генератором подлинных ценностей. Как должно строиться взаимодействие семейного воспитания и той разнородной, противоречивой среды ценностей, которую предлагает современное общество?

– Несмотря на сложность задачи нашего интервью, а проблемы демографии и семьи – это очень тонкий вопрос, особенно если акценты относятся к социально-политическим аспектам, постараюсь сделать наброски своего видения и ощущения проблемы. Вот Вы говорите, что общество «катится не туда», но если общество живет по Конституции и законам, то вопрос «куда оно катится?» будет излишним. Если с рождения ребенку прививают такие ценности, как доброта, порядочность, искренность, то в дальнейшем возрастает уверенность в адекватной оценке молодежью предлагаемых обществом соблазнов, а также повышается вероятность качества выбора ребенком правильной среды для общения и развития. Здесь нашей задачей будет являться всяческое уменьшение рассадников зла и растления личности. Вы спрашиваете, как семейное воспитание должно взаимодействовать с внешней средой, которая навязывает свои – спорные и противоречивые – ценности. Приведу пример из жизни своей семьи. У моей дочери – три девочки, мои внучки. На осенние каникулы она с мужем, старшей и средней дочками поехала на Святую Землю. Со старшей они там уже бывали: Иерусалим весь исходили, Вифлеем посетили. Накануне этой поездки произошла следующая история. Моя дочь пошла на новый фильм «Сталинград» и взяла с собой старшую дочь, которой сейчас 13 лет. И рассказала мне потом, что сама до слез расчувствовалась, а моя старшая внучка – смотрела кино без подобных эмоций. То есть война от нее так далеко, что она просто не воспринимает ее как нечто, имеющее отношение к ее родной истории – а значит, и к ней самой. И моя дочь говорит: надо что-то делать, вырастает целое поколение, для которого война со всеми ее ужасами – это уже что-то совсем далекое, это уже почти что Куликовская битва. И приехав на отдых, моя дочь повезла обеих своих девочек в Нетанию, где недавно был открыт памятник Красной армии. А со старшей потом еще отдельно побывала в музее Холокоста. Когда они вернулись, я спросил у обеих своих барышень, что им больше всего запомнилось в этой поездке. Семилетняя сказала, что ей больше всего понравился памятник Красной армии в Нетании. И описала мне эти большие крылья. А на старшую самое большое впечатление произвел музей Холокоста. И я очень благодарен своей дочери за ту прививку памяти, которую она сделала своим детям. Вот так и воспитывается память сердца – и воспитывается главным образом в семье.

– Среди широкого спектра ценностей – национальных, религиозных, политических, культурных, которые могут от се­мьи к семье отличаться по своим приоритетам, – есть, как мне кажется, группа ценностей, вроде бы, общая для всех. Я имею в виду здоровье – свое собственное и своих детей.

– Начну с неутешительной констатации: у большинства наших граждан нет мотивированного ценностного отношения к собственному здоровью как к необходимому жизненному ресурсу. Отсюда и большинство проблем – низкая рождаемость, высокая смертность, небольшая продолжительность жизни, значительное число абортов и многое другое. По данным Росстата, с 1992 по 2010 год численность постоянного населения Российской Федерации имела устойчивую тенденцию к сокращению, в некоторые периоды – до 700 тысяч человек в год. Прогнозы Росстата до 2030 года показывают, что только при очень благоприятном стечении обстоятельств, то есть если сильно повышается рождаемость и также сильно снижается смертность, только в этом случае перекрывается естественная убыль населения.

– Пока, к сожалению, трудно рассчитывать на рост рождаемости… А вот число абортов продолжает расти.

– Тут, наверное, вообще впору ставить вопрос о необходимости воспитания у нашего населения принципиально другого отношения к детям и детству. В связи с этим хочу напомнить Вам один факт из нашей сравнительно недавней советской действительности. После страшного землетрясения в Спитаке в 88-м осталось много детей-сирот. Так вот, я не помню, в течение какого именно срока, но всех их разобрали по семьям – либо родственники, либо соседи, либо просто близкие люди. Ни одного ребенка не осталось без новой семьи – понимаете, ни одного! В Армении вообще тогда не существовало детских домов. Нет их и в Израиле. Почему бы нам – России – не взять пример с них в этом вопросе? И ведь раньше-то у нас было участливое отношение к детям, а потом его утратили. Вот, кстати, была бы достойная цель – добиться того, чтобы в нашей стране не было ни одного беспризорного или сироты. У нас богатое государство, и нам это вполне по силам. Конечно, надо очень серьезно думать, как бороться с абортами. Надо, чтобы с женщинами, готовыми пойти на такой шаг, занимались не только психологи. Должна быть выработана целая программа, которая бы делала беременную женщину предельно защищенной – и не только морально и психологически, но и в экономическом и социальном отношениях. Важно, чтобы будущая мать понимала и чувствовала, что она не будет одинокой и брошенной, даже если у нее нет мужа. Необходима разработка комплексного механизма защиты материнства. Безусловно, в этот проект необходимы капиталовложения, которые окупятся уже через какие-то 18–20 лет – когда ребенок вырастет и станет работать, приносить пользу стране. Иначе говоря, речь идет о среднесрочных инвестициях. Требуется осознание: иного выхода нет, перемены в демографической картине – вещь небыстрая. Особых математических формул не требуется, чтобы понимать элементарную закономерность: через 5–10 лет активного репродуктивного возраста достигнут женщины, относящиеся к малочисленному поколению 90-х. И в среде их семей, в сознании этого поколения как никогда важна ориентация на рождение, как минимум, второго и третьего ребенка. Задача государства – значительно расширить социальные гарантии семьям при рождении детей. Параллельно необходимо реализовывать меры идеологического, воспитательного, информационного характера, направленные на формирование мотивированной потребности в многодетной семье. Следует помнить и о том, что установка на воспитание гражданина должна быть присуща обоим родителям еще до рождения у них ребенка. Хотя, конечно, все это – во многом благие пожелания, а жизненные реалии гораздо более сложные и непредсказуемые. В связи с этим вспоминается фраза из еще старой – советского времени – интермедии Жванецкого, которая звучит примерно так: «Если бы Вовин папа больше зарабатывал, а Вовина мама уделяла бы своему сыну больше времени, то государству не пришлось бы тратить большие средства на перевоспитание ребенка».

 


 

– Верно подмечено… Но помимо этой проблемы есть еще и проблема роста семей и воспитанных в этих семьях детей, являющихся носителями иной, зачастую своеобычной, культуры. Я имею в виду миграционные процессы, на которые как на средство решения демографической проблемы уповают сейчас многие.

– В прошлогодней статье президент Путин предложил несколько решений демографической проблемы, одно из которых заключалось в обеспечении миграционного притока на уровне порядка 300 тысяч человек в год. Но наши соотечественники, которых имел в виду президент, вовсе не спешат вернуться на Родину. Более того, многие продолжают покидать ее вместе с семьями. Однако, по официальным данным ФМС, в Россию ежегодно приезжают миллионы иностранцев. Такой миграционный поток нередко ставит под угрозу безопасность и здоровье граждан России, в частности, их психоэмоциональное состояние. Регулярное перемещение мигрантов с мест их постоянного проживания в Россию, обратно домой, а потом опять на заработки к нам может способствовать распространению инфекционных заболеваний. Миграция может существенно влиять на здоровье нашего населения. Поэтому органам здравоохранения следует рассматривать семьи мигрантов как группу потенциального риска и оперативно реагировать на экстренные ситуации, связанные с ними. Это сложная тема, но опустить ее я не имею права ни как врач, ни как гражданин. Последние события в Бирюлеве наглядно продемонстрировали отсутствие какой-либо целостной политики в отношении мигрантов. Как таковую миграцию мы не отвергаем, в лице мигрантов мы получаем значительный трудовой ресурс. Можно спорить о целесообразности привлечения такого ресурса, но это уже совершенно другая проблема. Вместе с тем нельзя игнорировать и тот факт, что мигранты в массе своей относятся к малообеспеченным и зачастую необразованным слоям населения своих стран. И мы оказываемся вынужденными решать задачи по их образованию, лечению, воспитанию – особенно в силу того, что частота появления на свет детей в их среде нередко превышает рождаемость в семьях граждан самой России. Поэтому мы должны учитывать данное обстоятельство еще на стадии распределения квот и отбора мигрантов. Вместе с тем я считаю грамотным и оправданным решение привлекать в Россию высококвалифицированных специалистов из-за рубежа и продолжать реализацию программы переселения соотечественников.

– Хотелось бы подробнее поговорить об озвученном Вами тезисе об отсутствии у наших граждан «мотивированного ценностного отношения к собственному здоровью». Это одна сторона проблемы, а вторая, тесно с ней связанная, – организация здравоохранения.

– Трудно преувеличить ту заботу, которая ложится на плечи здравоохранения, ведь многие проблемы в медицине копились не один день и не один год. Но с 2005 года – впервые с начала 90-х – государство стало, наконец-то, проявлять интерес к отрасли. Именно тогда был заявлен приоритетный национальный проект «Здоровье». Было много финансовых вложений и еще больше разговоров о них. Однако ожидавшихся радикальных положительных перемен в результате принимаемых мер не произошло. Здравоохранение как система изрядно порушено, и потребуется еще немало сил и времени, чтобы его восстановить с учетом требований сегодняшнего дня. По мнению многих моих коллег, суть нынешней реформы в конечном итоге свелась к тому, чтобы из едва выживших остатков столь значимой для развития государства отрасли выдавить больше, чем они способны дать. Например, была поставлена амбициозная задача: к 2020 году выйти на европейский уровень оказания медицинской помощи. Такие нереалистичные задачи приводят к девальвации и кризису отечественной системы здравоохранения, зато мы успешно «финансируем» зарубежные рынки медицинских услуг. По данным немецких СМИ, объем рынка медуслуг в Германии в течение последних двух лет вырос в три раза и составил 1 миллиард евро. Произошло это в основном за счет пациентов из России. Наши пациенты едут также лечиться в другие страны Европы, в Израиль и США. Помимо всего прочего, реформа здравоохранения в России нацелена на переход к рыночным отношениям. Между тем недавнее исследование, проведенное в США, показало, что после 70 лет существования в этой стране рыночных отношений отрасль столкнулась с рядом неразрешимых проблем – неэффективностью, неконтролируемым ростом расходов, снижением доступности медицинской помощи населению. Наша реформа ведет к аналогичным результатам, но мы по-прежнему не желаем учиться на чужих ошибках. Сколькими жизнями наше государство готово заплатить за это?

– К тому же эти проблемы оказывают свое влияние на здоровье населения на фоне его – населения – устойчивых стереотипов «нездорового образа жизни».

– Да, по-прежнему большое влияние на здоровье населения оказывают поведенческие факторы и вредные привычки: пьянство, курение, отсутствие интереса к занятиям физической культурой среди значительной части наших граждан. В результате четыре фактора риска, часто обусловленные именно невниманием к собственному здоровью, – высокое артериальное давление, высокий уровень холестерина, курение и чрезмерное потребление алкоголя – суммарно определяют причины почти 90 процентов смертей. О какой силе нации и демографическом развитии можно говорить при таких показателях? Свою роль в демографической проблеме, вероятно, играет и стремительная урбанизация, для которой характерна миграция из ближайших сел и мелких городов в крупные города. Переселившись в крупный город, люди сталкиваются с множеством материальных и бытовых проблем. Духовные ценности отступают на последний план в ряду забот, а рождение детей и вовсе становится призрачной перспективой. Не способствует поддержанию физического и морально-психологического здоровья нации и высокая степень неравенства в доходах между различными группами населения. На это обращают внимание и международные эксперты. По словам нобелевского лауреата в области экономики Джозефа Стиглица, «по уровню неравенства Россия сравнима с самыми худшими в мире латиноамериканскими обществами, унаследовавшими полуфеодальную систему».

– Несомненно, уровень имущественного неравенства – взрывоопасный фактор, особенно в России, которая уже не раз «взрывалась»… Наряду с материальными утратами и обретениями общество переживает ценностный кризис в весьма драматичной форме.

– Чтобы говорить об утрате ценностей, надо понять, какие именно ценности мы потеряли. Например, на Руси с младых ногтей детей учили почитанию старших, прививали им чувство сыновнего и дочернего долга. А что мы наблюдаем сейчас? А учим ли мы детей так беречь и почитать природу, как это делали наши предки? Человек сейчас покоряет природу, а не живет с ней в гармонии и согласии, как это было раньше. Мы много говорим об экологическом воспитании, а выехав на природу или даже просто выйдя на улицу, ужасаемся нечистоплотности сограждан. А ведь поведенческие привычки формируются именно в семье и только в семье. Дух добрососедства, который воспитывался и процветал в нашей стране много лет, почти утерян. Молодое поколение не привыкло здороваться, открывать двери, уступать место, помогать донести тяжелую сумку. Их не научили всему этому. Страшно и то, что общество становится равнодушным. Редко кто сделает замечание подростку, бросившему пивную бутылку на газон, или мужчине, оттолкнувшему девушку в метро, чтобы занять место. Сейчас много пишут о необходимости гражданского воспитания, но есть ли у современных детей чувство Родины? Что она для них значит? Гордятся ли они ее историей, готовы ли отстаивать ее интересы? И даже просто – знают ли государственную символику? Сегодняшняя молодежь не понимает, что любовь неотделима от долга, верности, самодисциплины, ощущения общности интересов и целей, ответственности, взаимоуважения. Не понимает она и то, что семья представляет собой более сложную систему отношений, чем просто брак, поскольку она, как правило, объединяет не только супругов, но также детей и других родственников. Поэтому так много разводов. Появилась какая-то необыкновенная легкость и безответственность в супружеских отношениях, а распад семьи часто воспринимается как обыденная практика. Молодежь должна понимать, что папами и мамами не рождаются – ими становятся. Становятся осознано, понимая важность расширения своего общего и педагогического кругозора, обогащения своих знаний, совершенствования личностных черт и качеств, создавая и поддерживая здоровый образ жизни собственной се­мьи, а тем самым и всего общества. Поэтому, наверное, правильнее говорить, что се­мья не ячейка общества, а его фундамент. В идеале, думаю, нравственные нормы и ценности в каждой отдельно взятой семье и государстве в целом должны совпадать. Управление страной, не обеспечивающее должный уровень жизни, пропагандирующее исключительно материальные ценности, не может привести своих граждан к высокой духовности, морали и преданности.

– Дети необязательно стремятся подражать родителям, «идут по их стопам», но они осознанно или неосознанно воспринимают социально-поведенческие ориентиры своих родителей. Если родители нацелены не на выбор профессии и личностное развитие, а на поиск максимального денежного обеспечения и максимального уровня потребления, то формируется потребитель, а не созидатель. Сейчас каждая семья брошена в пучину пропаганды любых систем ценностей, в мир потребительской рекламы и пытается самостоятельно спасать свои устои и ценности.

– Действительно, у подрастающего поколения, ежедневно видящего на телеэкране привлекательные образцы одежды, роскошные автомобили, золотые пляжи с лазурным небом, слышащего оды богатству и потребительству, формируется определенная структура ценностей. В ней не остается места для духовности, высоких нравственных целей, для таких «неприбыльных» качеств, как доброта, справедливость, человечность, альтруизм. Конечно, человек, сформировавшийся под влиянием пропаганды эгоизма и культа физиологических и имиджевых потребностей, не будет рисковать личным благом ради общего дела. Поэтому противостояние порочной культуре не может оставаться личным делом отдельного человека или отдельной семьи. Далеко не каждый способен защититься сам и уберечь своих детей от ее разрушительного воздействия. Прежде всего под угрозой находятся молодые семьи, нравственные идеалы которых размыты, материальное положение неустойчивое и образ жизни не самый здоровый. Конечно, и дети в таких семьях оказываются незащищенными. Но даже если политика государства в одночасье переменится, а воспитание и атмосфера в се­мье нет, то ни к чему это не приведет. Поэтому начинать меняться надо все-таки с самого себя, со своей семьи. Больше общаться с детьми, родственниками, друзьями и как можно меньше погружаться в мир Интернета.

 


 

– И еще один вопрос о функциях семьи. Многолетняя деятельность Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций» и цивилизационный подход к анализу развития человечества позволяют видеть устойчивые цивилизационные отличия народов. Цивилизационные признаки, индикаторы порой бывает трудно определить, тем не менее, по-видимому, носителем, хранителем, источником этих идентификационных свойств является се­мья. Семейные ценности суть ценности цивилизационные. Лежит ли на семье ответственность за сохранение и передачу последующим поколениям качеств «своей» цивилизации или к этому следует относиться не как к обязанности, а лишь как к возможности, спокойно при этом воспринимая переход потомства в иные цивилизационные пространства и реалии?

– В рамках идеологической деятельности, которой занимается Мировой общественный форум «Диалог цивилизаций», суть семейных ценностей можно выразить мыслью великого Джагдиша Капура, который определил наш мир как единое пространство се­мьи. В докладе на одном из форумов он сказал следующее: «Тезис “мир – это одна семья” был виˆдением, данным мудрецам Индии тысячелетия тому назад. И это виˆдение включало всю биологическую, животную и человеческую жизнь». Нельзя потерять связь между поколениями, сейчас это – единственное условие выживания человечества: будь то в мегаполисах или степях, в Африке или Европе. Мир велик, и ни одна цивилизация не могла бы существовать, если бы в ней не было единства. А такое единство обеспечивается семьей, от нее идет начало истории, она гарантирует продолжение рода, а значит, мир остается в своем естественном многообразии образов, сюжетов и традиций. Задача форума – показать, насколько гармонична среда нашего обитания. И деятельность «Диалога цивилизаций» по реализации идеи процветания земли немыслима без опоры на семью. Ведь именно из семьи выходят творцы и хранители истории той или иной цивилизации. Семья уникальна. В отличие от других воспитательных институтов, эта система объединения людей способна воздействовать на все стороны, грани человека на протяжении всей его жизни. Вот почему без преувеличения можно сказать: только то государство имеет будущее, в котором семья окружена вниманием и заботой и рассматривается как высшая первичная ценность. И наоборот: у того государства, где семья предается забвению, где она играет второстепенную роль среди других социальных институтов, – нет и не может быть будущего, а у народа – перспектив на благополучие и процветание. Если окончательно разрушится институт семьи, кто сможет осуществлять ее функции по сохранению и передаче цивилизационных кодов и норм, кто будет сохранять историческую память, каким станет общество, не ведающее опыта, духовных ценностей и мудрости своих предков? Хочу здесь вспомнить высказывание нашего замечательного педагога Василия Сухомлинского. Он говорил, что если человека учат добру, то в результате будет добро. Если учат злу – и такое бывает, – то в результате будет зло. Если же не учат ни добру, ни злу, то в итоге все равно будет зло.

– Продолжая тему социальной дисфункции семьи, нельзя обойти вниманием еще одну опасную тенденцию. Нам буквально навязывается проблема так называемых нетрадиционных, однополых, семей. Как мне кажется, это не стало проявлением или следствием каких-то естественных, объективных процессов, проблема именно навязывается. При этом происходит подмена целей. Однополый союз двух людей возник не ради продолжения рода, а для иного. Следует ли признать возможный однополый союз медицинской, социальной и моральной нормой? (Биологической нормой он точно не является, ибо не обеспечивает репродукцию вида.) Следует ли признать это допустимым с медицинской точки зрения поведением, но нежелательным с социальной и моральной? Следует ли разъяснять, что общество готово признать за подобными людьми право на применение своих технологий получения удовольствия, но не признавать права на воспитание чужих детей?

– То, о чем Вы говорите, больше относится к представлениям о свободе. Вернее, к уточнению наших представлений о том, где заканчивается свобода и начинается вседозволенность. На сегодняшний день диапазон вседозволенности у некоторых государств довольно широк. В частности, легализованы проституция, употребление отдельных видов наркотиков, свободные сексуальные отношения. В нашей стране вполне адекватно относятся к нетрадиционному партнерству – мы не принимаем эту новую модель семейных отношений. Точно так же мы вряд ли когда-либо узаконим проституцию, нам не нужна свободная торговля наркотиками. И у нас никогда не будет закона, разрешающего однополые браки, я в этом уверен. Таковы принципы и этические конструкции нашего общества. Несмотря на то, что мы в целом достаточно терпимо относимся к этому явлению (по данным последних социологических опросов). Однако признать это движение социальной нормой, а тем более политической силой, невозможно. Могу, кстати, рассказать забавный анекдот на эту тему. Еврей подал документы на выезд из России…

– Так это уже неактуально – все желавшие давно уехали…

– Тем не менее, такое вот совмещение нынешних и прошлых реалий. Так вот, его в ОВИРе спрашивают, почему он хочет уехать, что его не устраивает. Он отвечает: «Меня не устраивает ваше отношение к гомосексуализму». «А какие проблемы? Вроде же, с этим все спокойно, статью в УК давно отменили». «А вы посмотрите на тенденцию: при Сталине за это расстреливали, при Хрущеве и Брежневе – сажали и принудительно лечили, сейчас это вошло в норму. Так вот, я таки хочу уехать из этой страны, пока это не стало обязательным!» Я – приверженец традиционных семейных ценностей. Что касается ЛГБТ-сообщества (употреблю эту принятую в последнее время аббревиатуру, обозначающую лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров), то его я специально не изучал. Совсем недавно президент России Владимир Путин заявил в интервью Первому каналу и Associated Press, что готов встретиться с представителями ЛГБТ-сообщества. Вероятно, после такой встречи у нас будут ответы на интересующие Вас вопросы. Хотя, конечно, принципиальные ориентиры, которые, как я уже подчеркнул, разделяет подавляющее большинство нашего общества, можно назвать и не дожидаясь комментариев президента. Прежде в нашей стране практически не было открытого обсуждения проблемы гомосексуальности. Советский закон, наказывавший за однополые отношения между мужчинами тюремным сроком, был отменен в 1993 году, но тема долгое время оставалась затабуированной и не выходила за пределы нескольких баров и клубов в крупных городах страны. Сегодня эта тема является одной из ведущих в масс-медиа, дискуссиями на сей счет пестрит Интернет, федеральные телеканалы обсуждают ее довольно часто. Но в целом подавляющее большинство населения нашей страны против однополых браков. Принятая минувшим летом резолюция ПАСЕ, осуждающая Россию за законодательный запрет пропаганды гомосексуализма среди детей, вызвала в нашем обществе – наряду с принятием рядом европейских государств законов, разрешающих гомосексуальное «усыновление» детей, – серьезную тревогу. Ответом на подобные демарши «заграницы» явился законодательный запрет на «усыновление» детей лицами, состоящими в однополом браке, заключенном в тех странах, где существует подобная практика. Но вместе с тем нельзя не заметить, что в некоторых наших СМИ сегодня искусственно формируется и идеологически поддерживается явная дискриминация гетеросексуалов, необоснованно и незаконно ограничивается свобода слова лиц, критически относящихся к гомосексуализму по религиозным, нравственным или иным мировоззренческим убеждениям. Достаточно вспомнить недавний скандал, связанный с Еленой Исинбаевой. Олимпийская чемпионка выразила поддержку принятому в России закону о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних. Ее речь вызвала негодование представителей других государств. Между тем, согласно позиции Европейского суда по правам человека, свободное распространение информации и взглядов, представляющих общественный интерес, не должно встречать препятствий, при этом свобода выражения мнения должна соблюдаться и в отношении информации и идей, которые могут «шокировать» или вызывать обеспокоенность у какой-то части населения (в данном случае – у гомосексуалистов). Поэтому публичное обсуждение данной темы является правомерным и в полной мере отвечает общественным интересам. Но в таком случае почему против олимпийской чемпионки, которая всего лишь подчеркнула, что гости должны уважать законы страны, в которой находятся, поднялась такая волна негодования? Я полагаю, что общество имеет право защищать свои традиционные культурные и семейные нормы и духовно-нравственные ценности. Оно просто должно в интересах обеспечения национальной безопасности оберегать нравственное, психическое и репродуктивное здоровье нации, создавая все условия для воспроизводства населения. Между тем очень велика вероятность того, что дети, «усыновленные» гомосексуальной парой, станут подражать гомосексуальному образу жизни и гомосексуальному поведению своих «усыновителей». Поэтому признание права «усыновления» детей такими парами повлечет за собой существенные негативные последствия для здоровья и развития детей, для общественной нравственности и демографической безопасности государства. Я убежден, что нет и не может быть никакой насущной социальной необходимости столь радикально изменять институт усыновления детей.

 


 

– Хочу теперь поговорить с Вами о следующем. Мы все никак не обретем устойчивый образ позитивного будущего нашей страны, а ведь именно это является важнейшей частью того, что называют национальной идеей. Выскажу следующий тезис: если граждане страны живут долго, сохраняют до глубокой старости бодрость и интерес к жизни, если у них на душе покой и в сердце радость, то этого достаточно, чтобы положительно оценить построенную в стране общественную систему. Мне порой кажется, что национальной целью может быть достижение самой высокой в мире средней продолжительности жизни. Такая цель, думается, объединила бы и «левых», и «правых», и всех прочих. Уверен, что отношение к собственному здоровью должно стать частью политической идеологии. Как бы Вы прокомментировали эти высказывания?

– Активное долголетие зависит в первую очередь от внутреннего мира человека. Уверен, что любые злокачественные заболевания можно затормозить и не дать им развиться, если поддерживать здоровый образ жизни. Безусловно, нет никаких препятствий для превращения устремленности к активному долголетию в элемент национальной идеи. Во все времена здоровье человека было связано с пониманием им его собственной нужности – нужности семье, нужности коллективу, нужности государству, наконец. Если человек видит, что он значим и ценен, тогда у него больше мотиваций заниматься собой, в том числе и получать удовольствие от пребывания во всем этом многообразии мира. Потому что ему нужно успеть все. Успеть увидеть, услышать, понять, попробовать, ощутить, превозмочь, преодолеть. Успеть поразить, восхитить. И в то же время успеть и самому восхититься, насладиться, обрадоваться. Человек должен постоянно открывать для себя какие-то новые горизонты – как в самом себе, так и в окружающем его мире. Помню, когда в 84-м летал в космос, я с орбиты, из иллюминатора, облюбовал много мест в нашей стране, куда считал должным обязательно добраться. И потом много где побывал. Но у меня еще столько планов… Есть особая радость – радость познания нового. Поэтому человек должен радоваться каждому дню именно как новому дню, благодарить Бога за то, что Он дает ему возможность открыть для себя новый день. Кстати, приведу еще одну историю из моего космического прошлого. Мой коллега-космонавт так говорил: «У нас девиз был в полете: “Ни дня без открытия”. И если мы не открывали ничего нового, то мы открывали банку с консервами». Конечно, может быть, мне возразят люди нездоровые или даже обидятся на меня за мои слова, но, по-моему, если в тебе здоровья больше и сил больше, то и чувства у тебя будут более яркими, более сочными, более многогранными. А острота мировосприятия манит человека к новым горизонтам.

– Еще раз убеждаюсь, что в космонавты людей отбирать умели: и умных, и обаятельных, и здоровых… «Здоров как космонавт» – так и живет эта устойчивая формула. Однако таких людей, кажется, не становится больше…

– Данные, полученные в результате медицинских обследований населения России, свидетельствуют о том, что мы еще очень далеки от того, чтобы воспринимать собственное здоровье так, как я только что говорил. Приведу лишь самую общую статистику. За 20 с лишним постсоветских лет число заболеваний системы кровообращения, приводящих к смерти, увеличилось в два раза, а онкологических заболеваний с таким же исходом – на 60 процентов. Количество заболеваний, приводящих к инвалидности, выросло в два раза. Конечно, здоровье россиян подкосили реформы 90-х, когда в обществе неимоверно усилились агрессия, ненависть, озлобленность. В результате мы получили психозы, тяжелые неврозы, депрессии, алкоголизм и наркоманию. Все эти заболевания имеют социальный характер. Вот как важно предвидеть возможные последствия различных реформ и перемен. Я уже не говорю о том, что экология, пища, вообще окружающая среда, в которую мы себя загнали, – все это прекрасные стимуляторы для злокачественных новообразований. Самостоятельно человек не в силах оградить себя от влияния этих факторов. Нельзя обойти стороной и заботу о будущем поколении в семье, в школах, в центрах развития и дополнительного воспитания. Не уделяя должного внимания этой проблеме, мы получим больных подростков, неспособных к службе в армии, асоциальных личностей, страдающих алкоголизмом, наркоманией и, что особенно опасно, суицидальными наклонностями на фоне нерешенных психологических проблем. На сегодняшний день в России около двух миллионов наркоманов, половина которых – дети и подростки! Не может не беспокоить и вполне социальное – по сравнению с наркоманией и пьянством – курение. Ежегодно в нашей стране от болезней, связанных с курением, умирают 220 тысяч человек. К большому сожалению, на сегодняшний день полный запрет на курение в нашей стране не может быть введен. Маркетинговые войны заинтересованных экономических субъектов и лоббирование ими в государственных органах идеи свободного выбора – курить или не курить – существенно ослабляют антитабачную пропаганду. Наконец, скажу еще об одной проблеме, связанной с установкой на долголетие. Для нас, может быть, она и не кажется пока злободневной, но со временем нам придется с ней столкнуться. А развитые страны Запада уже сейчас вынуждены находить способы решения данной проблемы. Я имею в виду стремительно растущие бюджетные расходы на поддержание здоровья именно пожилого населения. К середине текущего столетия в мире будут два миллиарда людей старше 60 лет. Старение населения предопределяет и расстановку новых акцентов в западном здравоохранении. На повестке дня – более широкое применение дистанционных средств мониторинга состояния здоровья и телемедицины, когда пациент сможет на свой мобильный телефон получать рекомендации от врачей, а также напоминания о приеме лекарств. Однако главным по-прежнему остается мотивация самого человека. Мировой опыт показывает, что наличие развитого ценностного отношения к здоровью имеет решающее значение для его поддержания. Будем перенимать столь важный опыт и следовать ему. И не надо думать, что здесь наши приоритеты слишком расходятся с европейскими – у нас общие цивилизационные проблемы, и решать их надо сообща. Поэтому мы также выдвигаем на первый план развитие превентивной медицины, сосредотачиваемся на поиске эффективных лекарств от хронических заболеваний и разработке новых регенеративных технологий, ну и, конечно же, на ускорении процесса информатизации нашей медицины. Если говорить о долголетии, то Россия далеко не на первом месте. Средняя продолжительность жизни в Европе сегодня 80 лет, в США – 78 лет, главные долгожители – японцы: 82 года. Отставание России по показателю продолжительности жизни от большинства развитых стран нарастает. По результатам всероссийской диспансеризации этого года, опубликованным Минздравом в октябре, только 30 процентов нашего населения здоровы. Подобные показатели ставят задачи не только перед государством, но и непосредственно перед каждым. К примеру, резко возросли заболевания опорно-двигательной системы, что зачастую связано с малоподвижным образом жизни. Другие, уже называвшиеся мной, факторы – алкоголь, никотин, наркотики, плохую гигиену – мы тоже в состоянии самостоятельно вычеркнуть из своей жизни. Государство не помоет за нас руки перед едой и не сделает зарядку. Другое дело, что воспитывать в нынешнем поколении стремление к здоровому образу жизни – вот задача для общества и государства. В отличие от современной цивилизации, венцом которой стал человек экономический, рыночный, человек купли-продажи и продажности, высшей целью новой цивилизации будет человек здоровый – и духовно, и физически. Общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров. И стремление к становлению человека здорового позволит эти нравственные ориентиры шаг за шагом обозначать. Тогда и содержанием деятельности государства, осуществляющего такую идею, должно стать не только попечение о поддержании здоровья человеческого организма и окружающей среды, но здоровая жизнь в целом – здоровое бытие человека, семьи, гражданского общества, самого государства, природы, человечества, планеты. Политика охраны здоровья населения должна стать не просто приоритетным национальным проектом наряду с другими проектными решениями и не очередной политической кампанией, а осознанным универсальным принципом жизни нашего общества. Это и есть идея духовного обновления народа, реального преобразования общества, переосмысления внутреннего мира, что неизбежно повлечет за собой и изменения внешние, в том числе позволит увеличить продолжительность жизни.

– Говоря о высокой смертности населения, хотелось бы коснуться и такого частного вопроса, как информационное пространство популярной медицины. Если когда-то на всю страну выходил один журнал и одна телепрограмма с одинаковыми названиями «Здоровье», то сейчас их количество затруднительно даже оценить. С одной стороны, это хорошо, но с другой – размылись критерии истинности, доброкачественности информации и рекомендаций, предлагаемых этими новыми СМИ. Допустимы ли тут нерегулируемое разнообразие и равнозначность любых подходов или с точки зрения здоровья нации необходима какая-то регламентация? Каким Вам видится «правильное» информационное пространство популярной медицины?

– Надо четко представлять себе, что есть медицина научно-практическая, а есть популярная. Все, что вещают с экрана и чем наполняется эфир, никак не может относиться к научным методам диагностики. Запретить смотреть популярные программы не в наших силах, однако привить элементарную медицинскую грамотность людям мы обязаны. В поликлиниках, в любых медучреждениях необходимо распространять информацию о вреде самолечения. И если обследующихся пациентов станет больше, значит мы на верном пути. Пропаганда – пока единственное, что мы в силах предложить, используя систему обязательного медицинского страхования, в противовес разнообразным телепередачам о здоровье и рекламе лекарств. СМИ, ориентирующиеся на «горячие темы» и спонсоров, в погоне за сенсацией способны исказить самые грамотные и благие планы системы здравоохранения. А потому нужны открытые диалоги и научные программы. Задача государства – реализовывать медиапроекты в качестве союзника СМИ с первоочередной задачей продвижения программ здорового образа жизни и медико-санитарного просвещения населения. И я бы все-таки не стал связывать остающуюся высокой смертность с обилием, сродни мыльным операм, неквалифицированных телепроектов о здоровье. Но нет сомнения в том, что предлагаемые в них методы сохранения здоровья не должны расходиться с рекомендациями профессиональных врачебных сообществ. Думаю, что средствам массовой информации следует сосредоточиться на производстве программ, направленных на пропаганду здорового образа жизни и на разъяснение последствий пагубных привычек. Задача же государства – превратить коммерческую идею лечения в эфире в реальные программы профилактики и диагностики заболеваний – как в мегаполисах, так и в отдаленных регионах. Сегодня основную долю информации, необходимой для адекватного поведения в обществе, человек получает из СМИ. Этой информацией он в основном руководствуется в повседневной жизни. Особенно это касается вопросов, которые не находят отражения в его непосредственном опыте, например, о политической жизни и ее лидерах, экономической конъюнктуре, обстановке в других странах и регионах и в том числе о медицинских услугах, лекарствах, способах лечения, диетах и прочем. Я уже не говорю о бурно множащейся рекламе различных лекарств. Фармацевтическая промышленность развивается настолько интенсивно, что все более остро встает вопрос: а кто будет все эти лекарства покупать? В результате самое пристальное внимание специалистов, занимающихся фармацевтическим маркетингом, оказывается обращенным на тех, которые еще «практически здоровы». С помощью рекламы их убеждают в том, что лечиться им не просто пора, а категорически необходимо. Действуя по принципу: «Было бы лекарство, а болезнь придумаем», – реклама день за днем навязывает читателям и зрителям далеко не безвредные средства – точнее, самые настоящие «средства от здоровья». Попустительство и отсутствие регламента в области популярной медицины создают серьезную опасность. В значительной степени ее можно нейтрализовать путем усиления правового регулирования и общественного контроля деятельности СМИ, воспитания критического к ним отношения. Вся информация, оказывающая воздействие на физическое и психическое здоровье человека, должна проходить через медицинский фильтр и иметь под собой научно подтвержденные обоснования.

 


 

– Это, видимо, относится и к производству лекарств. Безудержная реклама превратила их в массовый товар, приносящий прибыль, а погоня за прибылью рождает и подделки.

– Действительно, подделки окружают нас. Бракованная одежда и еда, ненастоящие парфюмерия и косметика, контрафактный алкоголь. Все это прочно вошло в нашу жизнь. Но если подделка товаров ширпотреба наносит только экономический ущерб, то подделка лекарств – это двойное преступление. Мир таков, каков он есть… Увы, человечество имеет так много родимых пятен и столько страстей и желаний, что зачастую возникает ощущение, что ты находишься в весьма недружественном окружении, что тебя со всех сторон стараются обмануть. Раньше, при советской власти, когда мы читали газеты, мы привыкли – я, по крайней мере, – доверять написанному. А сейчас я понимаю, что одни издания и телеканалы принадлежат одним, другие – другим, все распределено по интересантам со своими целями и планами. Но когда речь идет о производстве лекарственных препаратов, это переход через ту границу, за которой начинается наше личное пространство – наше здоровье и его состояние. За эту грань переходить в своем стремлении заработать нельзя! Кроме получения незаконной прибыли нарушители подвергают опасности здоровье тысяч людей, которые, приобретая фальшивые лекарственные средства, не получают необходимого лечения, усугубляют свою болезнь, ставят под угрозу жизнь. Ежегодный мировой оборот торговли фальшивыми лекарствами составляет, по самым скромным оценкам, от 15 до 20 миллиардов долларов. Куш оказывается достаточно приличным, чтобы терпеть преследования со стороны владельцев патента, фискальных органов и совсем не утруждать себя проблемами пациентов. Впрочем, в нашей стране подделывают не только дорогие, но и дешевые лекарства. Установлены случаи подделки медикаментов, выпускаемых украинскими предприятиями. Единственная возможность наказать фальсификаторов – привлечь их к ответственности по экономическим статьям: за мошенничество или за подделку товарного знака. Но «мягкая» часть этих статей предусматривает административный штраф. Заплатив его, в принципе можно хоть завтра начинать дело по новой. К тому же сейчас единственным специализированным федеральным органом, контролирующим рынок лекарств, является Росздравнадзор. Однако его функции все время пытаются урезать. Закон разрешает проводить только выборочные проверки лекарств, находящихся в обращении. Не могут граждане, фармацевтические компании, общественные организации подменять собой МВД, ФСБ и надзорные органы и не должны это делать. Навести порядок в этой сфере должно государство.

– Хорошо бы еще взять под надлежащий контроль и продукты питания. Одни из самых рейтинговых программ на телевидении – передачи, в которых рассказывают «всю правду». Потребителя держат в страхе: прилавки переполнены вредными продуктами. Граждан учат, как распознавать подделки. Вроде бы и хорошо, но получается, что не органы государственного контроля должны надежно обеспечивать доступ на прилавки качественных товаров, а само население призывают к «самообороне». Формируется еще одна линия раскола общества: производители и продавцы – с одной стороны, граждане-потребители – с другой. Так с кем же должно быть государство? Перестать «кошмарить бизнес» или перестать кошмарить население?

– Отслеживать качество продуктов – тоже функция государства. Ритм жизни вынуждает пользоваться полуфабрикатами для домашнего приготовления блюд. Однако не всегда такие продукты качественны. Применение современных интенсивных технологий при их производстве повышает риск нанесения прямого вреда организму человека. Это касается интенсивных технологий производства мяса птицы и животных с применением химических, гормональных препаратов и антибиотиков. Некоторые из них не нейтрализуются при термической обработке, попадая в организм человека, они вызывают нарушения функционирования его органов. В последнее время много говорится о вреде генно-модифицированных продуктов. Их испытания проводились не в полном объеме и были недостаточно продолжительными по срокам для вынесения окончательного заключения, так как вредное влияние таких продуктов может проявиться и через несколько поколений. Эти продукты, на мой взгляд, употреблять в пищу крайне нежелательно, особенно детям и подросткам. Также сегодня почти все продукты, которые мы употребляем в пищу, подвергаются воздействию факторов, загрязняющих окружающую среду. Кроме того, в продукты добавляют консерванты, ароматизаторы, стабилизаторы, красители и прочие вещества. Сейчас, например, стали появляться многочисленные заменители тех же самых молочных продуктов. Развитие пищевых технологий и разработка соответствующих отдушек привели к появлению индустрии производства в промышленных масштабах «аналогов» виноградных вин, шампанского, коньяка, сливочного масла, мороженого, колбас, даже кваса. В результате держат современного человека в состоянии подозрительности к производителям, друг к другу и, в конце концов, к государству! Нравится нам это или нет, но мы вынуждены употреблять такое химическое варево. По данным Всемирной организации здравоохранения, за год человек съедает 3 килограмма всевозможной химии. Экологи свидетельствуют, что почти пятая часть из разрешенных к применению в агрономии пестицидов является вероятными канцерогенами. Судя по сложившейся ситуации на рынке продовольственных продуктов, меры, принимаемые государством, явно недостаточны. Государство непременно должно быть на стороне покупателей, ведь они и представляют собой тот самый электорат, который доверил власти управление, издание законов, обеспечение безопасности и прочее. В отличие от покупателей, производители и продавцы являются в данном случае лицами, заинтересованными в получении прибыли любым путем. В итоге из-за дороговизны продуктов малоимущее население вынуждено питаться нездоровой, а подчас и некачественной едой. Это совершенно недопустимо для государства, в котором говорят о внимании к пенсионерам, многодетным, людям с небольшим достатком, инвалидам, социально незащищенным слоям общества. Необходимо выявлять фирмы, производящие «отраву» для населения, и наказывать за подобные деяния гораздо строже. Но и популярным телепрограммам о питании хорошо бы изменить свой контент: не устрашать зрителей, что выбирать продукты не из чего, все просрочено, подделано и некачественно, а советовать, как правильно питаться и выбирать продукты. И конечно, культуру питания надо воспитывать с самого раннего детства. Пока же подростки едят на ходу фастфуд, ни о какой здоровой нации не может быть и речи. Быстрое питание или здоровая пища – выбор сугубо личный. Но последствия, увы, государственные.

– Вы уже отметили социальные причины некоторых заболеваний. Нужна ли позитивная общественная психология или «каждый за себя» и пусть сам ищет психологические ниши и способы ухода от действительности?

– Мы с Вами – жители мегаполиса – находимся в особо неблагоприятной эко- и информационной среде. Но, несмотря на это, мы в состоянии руководить собственным внутренним миром и формировать духовные устои. У каждого человека всегда есть выбор. Да, нам не укрыться полностью от событий, происходящих в мире. Но в наших силах улучшить качество жизни: отказаться от просмотра продукции масскульта сомнительного качества, больше проводить времени в кругу близких, заниматься спортом и творчеством, общаться с природой и главное – не падать духом ни при каких обстоятельствах. И уж тем более никогда даже не рассматривать сознательный уход из жизни как средство разрешения тех или иных проблем, что бывает особенно свойственно подросткам и молодым людям. Для многих из них такая форма протеста оказывается наиболее доступной и поэтому все более распространенной. Умение защититься от негативной информации и манипулирования – важнейшее средство профилактики суицидов. Поэтому необходимо на государственном уровне продолжать вести социально-психологическую работу в этой «группе риска». Да, это сложно: подростки, как правило, крайне редко обращаются за подобного рода помощью. Поэтому необходимо открывать как можно больше эффективных кабинетов доверия и психологической поддержки, вести работу в этом направлении не формально, а предельно заинтересованно – ведь речь в данном случае идет о нашем будущем. Принципиальное значение для психоэмоционального состояния и всех видов здоровья человека имеет содержание информации, поступающей из электронных и печатных средств массовой информации. В последние годы с экранов телевизоров и дисплеев, со страниц газет и журналов на россиян обрушиваются главным образом потоки негативной информации. Воспользовавшись отсутствием цензуры, в погоне за рейтингами и прибылью некоторые из наших СМИ потеряли чувство меры в показе насилия, безнравственности, развратных действий, пренебрежительного отношения к здоровью окружающих людей и собственному здоровью. Боевики и вестерны «не покладая рук» трудятся над разрушением нервно-психического статуса молодого поколения нашей страны. Несмотря на содержащиеся в Доктрине информационной безопасности РФ правильные слова о недопустимости пропаганды в электронных СМИ насилия и антиобщественного поведения, значительная их часть пока остается лозунгами. Поэтому позитивная общественная психология не просто нужна, она жизненно необходима нашему обществу. Когда мы жили в Советском Союзе, даже после войны, когда сильно нуждались, всегда была некая постоянно действовавшая позитивная сверхзадача: хотя бы раз в год, но что-то становилось дешевле или доступнее. Это формировало позитивную перспективу, люди понимали, что жизнь постепенно налаживается. К сожалению, реалии сегодняшнего дня другие. Цены не просто растут: московская действительность перешла уже в плоскость паранормальных явлений. Стоимость жилья такова, что оно для большинства просто недоступно. Вместе с отходом в небытие какой-либо позитивной перспективы для молодых людей исчезает и ощущение реальности прийти в будущем к какому-то значимому результату вместе со своей страной, когда тебе непременно станет легче жить и ты сможешь вовремя подумать о рождении детей. А если не жить с этой мыслью, то детей начнут заводить ближе к 40 годам. То есть не просто когда «встанут на ноги», а когда уже сядут в кресло и откинутся… А в таком состоянии подумают: а может, и не надо этих детей? Кроме того, это будет уже не только социально-демографическая, но и физиологическая проблема. Чтобы наш генофонд не исчезал, люди не уезжали, а работали в своей стране и здесь продолжали саморазвиваться, необходимы государственная программа и национальная идея. Национальная идея – это не только сохранение, но и приумножение нашего достояния в духовном, языковом и социальном смыслах. Оно складывается из очень многого. Здесь и культура, и наука, которая сейчас переживает далеко не самые лучшие времена, связанные с разделением и перераспределением имущества. Вообще эти вопросы необходимо вывести из сферы ведения лукавых управленцев. У президента страны должен быть совет старейшин – тех, которые прожили большую и наполненную жизнь и которым от этой жизни надо только одно: успеть передать знания и поделиться с потомками тем, каких ошибок избежать и что нужно сделать. Каждый гражданин должен чувствовать свою нужность, полезность для общества, должен быть максимально вовлеченным в общественную деятельность. Знаете, как в народе дополнили известное высказывание: «Родина вас не забудет»? Ответ весьма печален: «Потому что она вас не знает».

 


 

– Увы, это горькое, но во многом справедливое наблюдение. Иногда не только «не знает», но и «знать не хочет». Люди покидают страну, в том числе и потому, что они не могут себе представить – а какую страну мы строим?

– Потому что никто им не сказал – что же мы строим. Потому что разрыв между постулатами Конституции и тем, что мы видим в жизни, существенен. Люди должны на чувственном уровне ощущать некий образ будущего, чтобы не только в декларациях о свободах, но и на эмоционально-образном уровне воспринимать: как прекрасен тот мир, в котором я существую, и каким прекрасным он будет для моих детей и внуков. Идеальное не заменяется материальным. Без идеи прожить, наверное, можно, но это будет жизнь неполноценная, бескрылая. Возвращаясь к рассказу о моей средней внучке, я понимаю, почему этой маленькой девочке так запали в душу эти два белых крыла – памятник Красной армии в Нетании. Потому что это – крылья жизни, крылья мечты. И они нам нужны – эти крылья…

– Спасибо, Олег Юрьевич. Надеюсь, что Ваше интервью и наш альманах внесут свой вклад в важный процесс обретения крылатой мечты… Хочу искренне поблагодарить Вас за беседу, за откровенный и весьма содержательный разговор.

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com