(1 голос, среднее 5.00 из 5)


О реконструкции площади Революции в Москве
А.Н. Белкин

Одобренная властями Москвы концепция реорганизации площади Революции разработана архитектурным бюро Wowhaus, которое в 2007 году создали и возглавляют архитекторы О. Шапиро и Д. Ликин. Концепция понравилась настолько, что вызвала желание соучастия, благо авторы сами призывают к дискуссии.

Открытые общественные пространства как важная для развития города тема кажется новой в связи с включением её в современную практику проведения конкурсов.      Справедливости ради следует напомнить, что пионером темы был А.Э.Гутнов и его команда, добившиеся превращения Арбата в пешеходную улицу. На это ушло много лет от формулирования идеи, публикаций и начала проектирования в 1974 году до практической реализации в 1982-86 годах, когда, по меткому выражению, кажется, В.Шалевича, «Арбат офонарел». Замечательно, что сегодня тема продолжена.

На основе анализа сложившейся ситуации авторы точно определили «болевые точки» и ясно сформулировали свою концепцию, основные положения которой следующие:[1]

Основные проектные решения следуют концепции:

Как тут не порадоваться перспективе сноса чужого для этой площади и уродливого кафе, нагло расположившегося напротив, стыдно подумать, Большого театра! А равно обилию случайно возникающих ярмарочных, т.е. по определению временных, но надолго застревающих здесь ларьков, палаток, прилавков и шатров! У Москвы не было и не должно быть балаганного облика даже там, где речь идет о массовой торговле. Здания Верхних торговых рядов – ГУМа, Елисеевского гастронома, Петровского пассажа, старого ЦУМа – магазина Мюр и Мерилиз  всем видом своим и снаружи, и внутри выражают достоинство и достаток, солидность и капитальность, порядок и, непременно - красоту. А тут, вблизи кремля, в северном городе круглый год - ларьки!

Одобряя и разделяя основные положения концепции, полагаю не самыми удачными проектные решения нового кафе и «Площади московских фонарей», поскольку они не вполне соответствуют, а то и противоречат концептуальному положению об открытии Китайгородской стены для обозрения и восстановлении вида на историческую застройку позади неё.

И в проекте О.И.Бове, и на фотографии с крыши Большого театра 1929 года ясно видно развитое озеленение перед стеной Китай-города. Композиционная роль этих групп деревьев очень велика: они выравнивали косую границу площади, создавали передний план и переход к панораме застройки за стеной. После строительства павильона метро эта некогда просто косая граница стала еще менее соответствовать сильной пространственной оси симметрии площади и её масштабному строю. Павильон метро мелковат, но и предлагаемое взамен наконец-то сносимого кафе сооружение мелковато для этой площади. Органично вписанным в рельеф, как сказано в концепции, очевидно, может быть только подземная постройка, если рельеф этот плоский.

Поэтому хотелось бы, было бы правильно восстановить древесный массив перед Китайгородской стеной ради достижения высказанных композиционных целей. Понятно, что здесь большой и сложный пешеходный транзит. Но частокол коллекционных фонарей не сильно отличается от штамбов деревьев, а площадь, занятая сносимым кафе, позволяет создать значительную куртину деревьев, не препятствующую пешему движению.

«Площадь» московских фонарей, возможно, лучше превратить в улицу, освещая ими неширокий, но правильно предложенный в проекте проход между гостиницей «Метрополь» и Китайгородской стеной.

[1] agency.archi.ru от 07.03.2014, http://wowhaus.ru/

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com