(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Глобальное противостояние США и Китая: нефтяной фактор

В нынешней глобальной геополитике в качестве основных средств Баланса/Доминирования среди множества прочих можно выделить кредитно-финансовыеи промышленно-экономические рычаги воздействия. Применять их необходимо постоянно чередуя не только в отношении прямых конкурентов, но и в отношении любых сколь-нибудь значимых стран мира. И делать это настолько искусно, чтобы любое действие противника максимально шло на пользу Империи, а бездействие в конечном итоге гарантированно приводило к ухудшению позиций и поражению соперника.

С начала 90-х годов роль Лидера безраздельно и неоспоримо перешла к США. Но, зорко следя за главным конкурентом Европой и сдерживая попытки возрождения России на обломках СССР, Вашингтон изначально не стал препятствовать созданию «фабрики мира» в КНР. Неважно, вольно или невольно, но Штаты пропустили тот момент, когда Китай, начинавший как «заводской филиал ТНК», сумел не только обрести огромную промышленно-экономическую мощь, но и искусно превратить ее в кредитно-финансовую силу Юаня.

Китай в глобальной игре достиг того, что пока не сумели другие конкуренты Штатов — ни Европа, ни Россия, ни крепнущие экономики стран БРИКС. Хотя Поднебесная явно и не предлагает альтернативы скомпрометировавшей себя после 2008 существующей мировой кредитно-финансовой системе, но даже сама мысль о Юане как альтернативе Доллару, это уже явная угроза мировому доминированию США.

Попытки США по аналогии с Евро втянуть Юань в финансово-биржевые и валютно-курсовые игры для поддержки Доллара, Пекин проигнорировал. В результате на кредитно-финансовом фронте борьбы США с КНР возникла патовая ситуация. Ни один из соперников не решается нанести открытый удар по финансовой системе противника, который в отсутствии альтернативы станет самоубийственным для всей мировой экономики. «Боевые действия» перешли в позиционную войну.

Совсем иная ситуация на промышленно-экономическом фронте. Противостояние развернулись по всему миру и даже серьезно пошатнуло стабильность во многих уголках мира.

А главная цель США — сырьевая зависимость промышленности Китая, а именно кровь современной промышленности нефть. А вернее источники и пути ее поставок в Поднебесную. Китай вышел на первое место в мире по объемам нетто-импорта нефти, сообщает Financial Times. Издание уточняет, что Китай совершил «исторический прорыв» относительно данного показателя, обогнав США. Согласно данным таможенного управления страны, в декабре 2012 года КНР увеличила нетто-импорт до 6,12 млн. баррелей в день. Независимые аналитики оценивали уровень нетто-импорта в 5,994 млн. баррелей в день.

В 2012 году китайский импорт сырой нефти составил примерно 271 млн тонн, прирост, по сравнению с 2011 годом, достиг 6,8 проц. Вслед за быстрым развитием экономики в Китае продолжается быстрый рост спроса на энергоносители, объемы импорта сырой нефти постоянно ставят новые исторические рекорды. Старший заместитель директора корпорации «Синопек», являющейся крупнейшим китайским нефтепереработчиком, Цай Сию признал, что доля приобретаемой данной корпорацией за рубежом нефти уже превышает 80 проц, ограниченность в ресурсах стала главной проблемой развития предприятий-потребителей энергоресурсов. Помощник директора Китайской корпорации «Синохем» Чжун Жэнь прогнозирует, что к 2020 году спрос на нефть в Китае может превысить 700 млн тонн, из которых две трети должны быть получены за счет импорта. Китайский фактор дает знать о себе и в большом, и в малом. Недавно в пустыне на границах Ирака Китай построил свой собственный аэропорт, на который садятся самолеты с китайскими рабочими на борту для обслуживания иракских южных нефтяных полей. Планируются в скором времени прямые маршруты из Пекина и Шанхая в Багдад. В роскошных отелях портового города Басры, китайская бизнес-верхушка удивляет своих хозяев не просто говоря по-арабски, а на арабском языке с иракским акцентом. А главное – китайцы ни на что не жалуются, мол, «всё хорошо, прекрасная маркиза!» Это вам не капризные западные фирмы! Строгие условия контрактов? — о»кей. Маленькие прибыли? Перебьемся. Для Китая важнее всего энергия, чтобы питать свою огромную и все разрастающуюся экономику. Китайские нефтяные гиганты могут подождать с профицитом, тем более что они принадлежат государству и не отвечают перед требовательными держателями акций и тем более не платят им дивидендов.

До американского нашествия иракская нефтяная промышленность находилась в подвешенном состоянии, отрезанная от остального мира международными санкциями против багдадского диктатора. Свергнув Саддама, Вашингтон устранил эти препятствия, и Китай активно ринулся к огромным нефтяным ресурсам Ирака. Государственные компании Китая стали инвестировать ежегодно более двух миллиардов долларов в иракские нефтяные компании, а также транспортировать в Ирак сотни китайских рабочих-нефтяников. Кроме того, они согласны играть по местным правилам и не гонятся за высоким профитом. «Мы проиграли, — говорит Майкл Маковски, бывший сотрудник Пентагона при администрации Бума и один из разработчиков его нефтяной политики. — Китайцы не имели никакого касательства к войне, но с экономической точки зрения они получают самую большую выгоду, а наш Пятый флот и наши военно-воздушные силы фактически гарантируют Китаю бесперебойные поставки иракской нефти»...

Некоторые обозреватели считают, что успехи Китая, использующего результаты победы США в Ираке, необязательно носят только отрицательный характер для Вашингтона. Возрастающее производство Ирака, которому в огромной степени способствует китайская рабочая сила, прикрывает мировую экономику от роста цен, которые вызывают западные санкции, наложенные на нефть Ирана. Прибавьте к этому нефтяной бум самих США, который превзошел все ожидания и расчеты и зависимость Запада, включая США, от средне-восточной нефти всё больше идет на убыль. В то же время Америке вполне с руки, что заинтересованность Китая в иракской нефти способствует стабилизации Багдада, которому угрожают всевозможные религиозные конфликты. «Наш интерес заключается в том, что нефть в Ираке производится, что Ирак зарабатывает деньги. Это большой плюс, — говорит Дэвид Голдвин, который был координатором со стороны Госдепартамента США в международных делах, касающихся энергетике в первой администрации Обамы. — С точки зрения геополитики, сближение отношений между Китаем и Ираком вполне устраивает Вашингтон».

Можно соглашаться или не соглашаться с приведенными в статье высказываниями американских политиков. Но обращу внимание на следующие факты:

Первое. Китай пользуется нефтью иракского правительства в Дамаске и южных месторождений Басры, имея слабый доступ к северо-иракской нефти КРГ и спорных территорий Киркука и Мосула. 2) Вопрос отделения Курдского региона от Ирака настолько серьезен, что премьер Малики даже, несмотря на упреки парламентария Хасана Алави, провел переговоры с Барзани не в Багдаде, а в Эрбиле. 3) Несмотря на все усилия Багдада, налицо постоянно усиливающаяся эскалация ситуации в Ираке, связанная с этническими конфликтами между правящими шиитами, курдами и суннитами. 4) Не исключено, что волнения в Турции могут быть связаны именно с проблемами образования Курдского государства в Ираке.

А вывод прост. Хотя «нефтяные успехи» Китая в Ираке значительны, но их результаты в любой момент могут быть погребены в случае достаточно вероятной дестабилизации ситуации в ближневосточной стране. По оценкам китайских специалистов потребности Китая в импорте сырой нефти будут продолжать расти.

Второе. Из наиболее надежных экспортеров сырой нефти в Китай можно выделить Россию, Казахстан, Анголу, Венесуэлу, Бразилию, Конго. Потенциально надежным экспортером можно считать Иран и Оман. Остальные страны поставщики нефти в Китай являются потенциально «проблемными» в силу напряженной ситуации в регионе или их лояльной политической ориентации на основного соперника КНР — США.

Таким образом, доля потенциально «проблемных» поставщиков в китайском импорте сырой нефти составляет около 40%. Тем не менее любой купец знает, что для него не так опасны рынки даже в неспокойных городах, сколько сами караванные пути. Знают это и разбойники, промышляющие на дорогах…

Контроль США на морскими коммуникации позволяет им создавать проблемы своему главному конкуренту — Китаю без риска втянуться в прямое столкновение. Ситуация в Персидском заливе — яркое тому свидетельство.


 

Итог первой части статьи - приблизительно 40% экспорта сырой нефти в Китай осуществляют потенциально ненадежные партнеры. Имеют ли США геополитические возможности увеличить этот проблемный процент, примером, до 60? Да. Использует ли Вашингтон этот козырь в борьбе против Китая? С очень высокой вероятностью - Нет.

Во-первых, не будем сбрасывать со счетов спотовые закупки нефти на биржах. Их сложно контролировать, но для импортера они могут стать спасительной соломинкой, дающей глоток воздуха и время устоять после «первого вала» и подготовиться к последующим «ударам стихии». Особенно, если у импортера как у Китая есть большие деньги, которые он не побоится потратить.

Во-вторых, поджигая целые регионы и, оказывая политическое давление на экспортеров нефти, заставляя тем самым их нести значительные убытки, можно опрокинуть всю мировую политическую и финансовую систему. А во всеобщем хаосе и полном отказе от устоявшихся «Правил Игры» былой авторитет, опыт и даже сила часто не спасают «Мастера» от бесшабашного напора и самоубийственной смелости голодных «Новичков», страстно желающих урвать свою часть власти и богатства. «Новичок», которому нечего особо терять, не преминет воспользоваться довольно заманчивым шансом 50 на 50 ставкой «ва-банк» на один кон переиграть признанного «Профессионала». А если ставить против «Мастера» будут не только «Новички»…

В-третьих, самое главное. Топорный удар по источникам китайского импорта нефти — это высокие цены на углеводороды, а, значит, крайне ценный подарок второму из наиболее опасных геополитических соперников США — России.

А в результате… Перефразирую знаменитую фразу популярного советского спортивного комментатора Н.Озерова: «Такая Геополитика им не нужна…»

Выход из этой ситуации достаточно прост, известен многим, и уже давно претворяется в жизнь США на плановой и постоянной основе.

  1. «Проблемы» должны «возникать сами собою» лишь в отдельных странах импортерах нефти, без видимого прямого вмешательства Вашингтона. Так как это в 2011 произошло в Судане и как это сегодня происходит в Ираке. Иранское нефтяное эмбарго — имеет несколько иные перспективы и цели, которых мы коснемся позже…
  2. Главное оружие против любого (не только Китая) импортера нефти (или перевозчика любых других стратегических товаров и ресурсов) - надежный контроль над наиболее важными точками основных путей транспортных поставок с возможность эффективного экономического и военно-политического влияния на их работу.

Трубопроводы существенная транспортная составляющая, но отложим дела сухопутные и обратим взоры к морским путям нефтеперевозок. Тем более, что большая часть мировых запасов нефти это прибрежные или шельфовые зоны морей и океанов. Начнем по значимости проливов, с лидера нефтеперевозок.

1. Ормузский пролив Иранское эмбарго для США имеет целью не столько собственно навредить Тегерану или уничтожить его все еще так и не доказанную экспертами МАГАТЭ гипотетическую «военную ядерную программу».

Его главные цели, на мой взгляд, уже достигнуты:

  1. Ведущие СМИ укоренили в мыслях мировой общественности аксиому, что блокада Ираном Ормузского пролива обязательно состоится, это лишь вопрос времени.
  2. Эмбарго, негативно влияя на социально-экономическую ситуацию в Иране, не только не мешает, а даже стимулирует существенное усиление военного потенциала Тегерана. Потенциала тактического, а значит автоматически предназначенного враждебным соседям ИРИ.
  3. Проамериканская и антииранская позиция КСА и Катара в ближневосточной политике и территориальные споры с ОАЭ «разогрели» Иран настолько, что он потенциально готов вступить в вооруженное противостояние с Монархиями Залива, результатом которого станет серьезный удар по мировому экспорту сырой нефти, и, опять же — попытка блокады Ормузского пролива.

И США вполне могут в необходимый момент нажать «спусковой крючок» реализации этих планов. Либо самостоятельно, либо используя региональные противоречия Тегерана с недружественными соседями или с Израилем.

Увы, при правильном подходе долго «упрашивать» Иран прибегнуть к силовым методам реагирования и защиты, им, скорее всего, не придется.

Рассмотрим самые острые сценарии — территориальное противостояние Ирана с ОАЭ или военно-политический конфликт ИРИ с КСА.

В случае начала противостояния Ирана с КСА или ОАЭ, у США есть прямой повод озаботиться безопасностью судоходства по Ормузскому проливу — дороге из Индийского океана к главной базе 5-го флота на Бахрейне и одному из основных путей снабжения американской группировки в Кувейте. Но, достаточно вероятно, что Штаты будут некоторое (не очень длительное) время не особо торопиться разблокировать пролив, поясняя промедление необходимостью тщательной подготовки к опасной операции против иранских минно-торпедных средств, ПВО и береговой обороны.

И пока Ормуз будет какое-то время закрыт Ираном, Китай будет нести огромные убытки в попытках (скорее всего успешных) компенсировать потерю импорта ближневосточной нефти.

Представим, что Ормузский пролив пусть ненадолго, но все же перекрыт Ираном. А что же такие важные импортеры ближневосточной нефти как ЕС, Япония, Корея, ЮАР, Турция и Индия?

Для начала США целесообразно будет обеспечить безопасность и максимальную загрузку существующих трубопроводов в обход Ормузского пролива. Их нефть в первую очередь преимущественно должна будет достаться партнерам Вашингтона. Из ОАЭ Японии, из КСА — ЕС. Тем более, пропускная способность Суэцкого канала выше чем у Баб-Эль-Мандебского пролива. Значит и нефти логично течь на север, разгружая путь для экспорта северо-африканской нефти в Азию.

А теперь о странах импортерах ближневосточной нефти. Для Европы перед ударом целесообразно:

Да и по большому счету «всякие» Греции, Испании, Португалии, Италии и страны Юго-Восточной Европы могут некоторое время потерпеть до снятия блокады Ормузского пролива. Все неудобства спишут на кризис, а в профите усиление нелюбви к «злым иранцам», а не к собственным правительствам.

Для Японии и Кореи. По возможности на некоторое время увеличить поставки индонезийской и австралийской нефти

Для ЮАР. Трудно прогнозировать чем заменить 25% импорт в страну иранской нефти. Не будем гадать, а предположим, что «Заграница им поможет», а может африканские соседи или относительно недалекий партнер по БРИКС Бразилия…

Для Турции. Единственная из перечисленных стран, имеющая преимущество от сухопутного соседства с Ираном. Тот случай, когда фраза «дело труба» имеет позитивное значение.

Для Индии. Конкурентная борьба Индии за свободные активы сырой нефти с Китаем лишь придаст ситуации полезной для США интриги.

Кроме того Остается в запасе «серая лошадка» вне зоны Ормузского пролива — Оман, который с большой вероятностью займет нейтралитет в случае противостояния КСА и Ирана. По крайней мере вряд ли станет поддерживать КСА или других радикальных суннитов.

Именно потому импортерам нефти важно »дружить» с Оманом. Но необходимость такой «дружбы» понимают, как упомянуто в первой части статьи, и США. А вот кому из покупателей нефти в форс-мажорное время будет более симпатизировать Маскат, сказать сложно…

Вывод. Перекрытие Ормузского пролива, если оно будет совершено на непродолжительный срок - возможно. Последствия для мировой экономики будут хотя и крайне тяжелы, но, достаточно вероятно, не убийственны. Да, такой шаг требует тщательной подготовки с учетом максимально больших возможных вариантов развития событий, что сложно для любого игрока, не исключая самых искушенных планировщиков США. Но подготовить, организовать и совершить его пусть и крайне сложно, но реально.

Тем не менее, пока любые действия, направленные на инициирование перекрытия Ираном Ормузского пролива, это скорее крайне нежелательный для США форс-мажорный поступок или аварийный «план В», чем необходимость. И до этого при нынешнем геополитическом раскладе на БВ, думаю, не дойдет.

Гораздо проще и безопаснее для мировой экономики снова разыграть подготовленную после вывода американских войск из страны Иракскую карту. Особенно с учетом значительного увеличения поставок нефти этой страной в Китай. Кроме того, Иран вряд ли останется безучастен к противостоянию иракских шиитов с местными суннитами или курдами. Достаточно удобный способ канализации возросшей военной мощи Тегерана в наименее опасное для ближневосточной политики США русло.

Источник: csef.ru
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com