Воскресенье, 23 Января, 2022
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)
IV

Наконец сделаем ряд замечаний о некоторых важных элементах оптимизации тактики первого этапа партизанской войны в Новороссии.

Во-первых, и пока в главных, необходима выработка позитивной революционной теории и создание революционной организации, которые могли бы дать партизану опору в легитимности большую, чем его личный протест. Такую теорию и такую организацию, которые мобилизовали бы партизана, которые бы дополнительно мотивировали его, формировали и направляли. Пусть никого не смущает слово «революционная», оно уместно здесь в двояком смысле: как отражение сути происшедших на Украине в 2014-ом году событий и как отсылка к наиболее приемлемому для Новороссии типу партизанского движения.

Итак, эта теория должна описывать политический идею-идеал Новороссии, давать ответы на то, каким видится это территориальное объединение, на каких принципах строится в нём государственное управление, особенности пространственной, этнической, национальной и культурной моделей лежащих в основе Новороссии. И эта теория должна быть совершенно понятна простому рядовому бойцу партизанского отряда и обычному жителю Новороссии. Революционная же организация, со своей стороны, опираясь на соответствующую революционную партизанскую теорию, должна формировать партизанское движение, координировать деятельность партизанских отрядов, вырабатывать стратегию, вести всё дело партизан к цели — созданию Новороссии. Цель эта – создание Новороссии как отдельного от Украины образования должна ставиться революционной партизанской организацией  ясно, явно, с самого начала своей деятельности и без каких-либо оговорок. Полагать, что в Новороссию войдёт в дальнейшем вся или почти вся Украина вполне приемлемо. Но это следующий этап борьбы Российской Империи за своё возрождение.

Указанная революционная теория должна существовать в виде утопии, как и любая политическая доктрина, будь то «демократия», «народное государство», «социалистическое государство», «государство народного благосостояния»», «коммунизм», «права человека», «цивилизованные государства», и т. д., причём утопия защищённая оболочкой мифа (по глубокому замечанию Жоржа Эжена Сореля). Утопия – будучи рациональным построением человеческого разума легко подвергается рациональной критике со стороны её противников. В этом случае оборону сторонникам утопии держать очень тяжело, ибо она есть мечта и воображение и связана с реальностью лишь тонкими нитями надежды. Миф – будучи целостным не дробимым феноменом, являет собой, для человеческого сознания действительность именно как она есть. По определению Алексея Фёдоровича Лосева, миф «это – подлинная и максимально конкретная реальность». Потому он не подвержен ни критике, ни изменению. Миф даже нельзя по настоящему до конца разрушить. Его, поелику он есть чудо, а значит уже явленное в бытии событие, можно только забыть.

Поэтому только такой революционной теорией партизан Новороссии приобретает настоящую политическую идейную защиту. Теория, которая не позволяет ему сомневаться, рассуждать и рефлексировать в момент боя, неудач или трудностей. Организация же получает через теорию политический оружие, позволяющее, как вербовать сторонников, так и противостоять идеологическим, политическим и метафизическим атакам на свои цели и методы.

Иначе, основная проблема партизан Новороссии состоит в отсутствии мобилизующего, актуального мифа. Таковым был миф благ евроинтеграции для Евромайдана; миф благ капитализма для граждан СССР, в начале Либерально-буржуазной Революции 1991-го года; миф о всеобщей пролетарской Революции, которая вырвет человека из царства необходимости и препроводит его в царство свободы, с одной «красной» стороны и всенепременнейших положительных результатов европейского парламентского устроения в России, с другой «белой» стороны, в нашу Гражданскую войну 1918-1924 гг.; миф о «Свободе, Равенстве и Братстве!» для Великой Французской Революции; до сих пор таков миф об американской мечте для эмигрантов в США; миф о первой поправке к конституции США для американской нации и масса других политических мифов.

Только активный и зовущий миф способен привести партизан к победе в борьбе с превосходящим его, по всем параметрам, противником.

Миф должен описывать партизану, какой результат он получит после победы. Этот результат должен быть и конкретен и ярок и привлекателен и отражать насущные чаяния партизана как личности, положительно и окончательно решать ту проблему, осуществлять ту мечту ради которой он взялся за оружие – сохранения привычного образа бытия в новом мире. Должно суметь сделать миф о Новороссии привлекательней, для большей части населения Украины, мифа о «счастье евроинтеграции» и «независимой» Украины. Привлекательней  настолько, что население, не только поддержит партизан морально и материально, но и согласится на очевидные трудности, опасности и лишения в противостоянии силе укаринского государства на стороне партизан.

Здесь прилично привести слова Жоржа Эжена Сореля из его «Размышлений о насилии» демонстрирующие значение мифа в политической борьбе: «Наполеоновский солдат, готовый жертвовать жизнью ради чести трудиться над «вечной» эпопеей и жить ради славы Франции, говоря при этом, что «он всегда будет простым бедняком»; римляне, проявляющие необычайные добродетели, покоряясь чудовищному неравенству и прилагая столько усилий, чтобы завоевать мир; греки, с их «несравненной добродетелью веры в славу», благодаря которой «производился отбор в густой толпе человечества, жизнь получала движущую силу, а тот, кто стремился к прекрасному и благому, получал награду»...»

Для партизана Новороссии, наличие притягательного оптимистичного мифа, важно даже более, чем для кого-либо иного. Он находится в невыгодном, крайне уязвимом положении, поскольку, как уже указано выше, по настоящему даже не имеет никакого регулярного политического за своей спиной. И без мифа, здесь никак не обойтись: без мифа, как защитной оболочки не опровергаемой ни логически, ни действием; без мифа, принимаемого целиком личностью как уже своей частью; без мифа, как предстоящего события во вне, но уже случившегося внутри и потому предрешённого к явленности во внешнюю действительность всей своей полнотой. А коли это так, то «победа будет за нами... по-любому» и «враг будет разбить… по-любому», а значит труд и лишения и потери не могут быть напрасны. Рациональный разум часто пасует в бессилии и отступает в недоумении, он разводит руками и отказывается действовать не видя разумных перспектив и достаточных средств, миф – позволяет личности партизана творить своё собственное будущее из ничего, без всякой внешней причины и «надёжного» основания, без оглядки на обстоятельства исключительно силой своей свободной воли.

Но каким может быть миф для партизана? Безусловно таковым может стать миф о Новороссии, как о земле не просто русской, но земле форпосте Российской Империи. Миф о Империи как оплоте, как о последнем удерживающем Мир от падения в хаос фанатичной и безусловной всеобщей толерантности. Миф о земле добытой предками своею доблестью, облагороженной трудом и прославленной подвигами. Земля на которой устроится новое справедливое общество. Это может быть миф о новом Рождении России через возвращение к ней Новороссии. Миф о Новороссии как Новой России, земле справедливых и красивых людей. «Мы – русские! Какой восторг!» (Александр Васильевич Суворов). Миф Новороссии рождается и крепнет сегодня. И наш долг ему помочь. Себе помочь.

Но миф не сочиняется, он рождается в душах и сердцах и артикулируется в мечтах и песнях, в призывах и делах. Ведь и «Евроинтеграция» есть не придуманный миф. Он имеет реальное основание в душах украинцев, ещё, подобно детям, никак не могущим поверить, что конфетка капиталистического свободного рая, оборачивается страшным тяглом. Граждане РФ, как-то быстрее усвоили урок 90-х. По крайней мере в этом вопросе. Вот и не верь после этого, что малороссы – младшие братья великороссов в семье русского народа.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2022 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1359 гостей онлайн