Воскресенье, 23 Января, 2022
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Во-вторых, в видах успеха партизанского дела полезно, на территории Новороссии, создать «ландшафт измены» для киевских властей. «Ландшафт измены» — зыбкое состояние социума, особенно в части взаимодействия населения и власти, в отношении правящей в государстве группы и более низких по уровню властей и групп акторов. Когда управляющие верхи не в состоянии оценить вероятность исполнения своих приказов или распоряжения из-за наличия «третьего лица», кажется не имеющего легитимных и легальных оснований, но таки обладающего возможностью и желанием активного воздействия на низшие и средние уровни власти подчиняя их себе. Заставляя или понуждая, соблазняя или мотивируя действовать в своих интересах, вопреки воле формального суверена. В такой ситуации, для центральной власти оборачивается совершенной неопределённостью не только вероятность исполнения её приказов и распоряжений, но и возможность отличить союзника и друга, от противника и врага. Партизан, будучи самостоятельным политическим иррегулярным и мобильным бойцом, находясь в гуще народа, чувствует себя, в такой ситуации, как в родной стихии. Он имеет возможность контроля обстоятельств и координации своих действий, планирования и проведения операций. Он уверен в большей части своих контактов и связей. От сам часть этого ландшафта. Его образ действий сродни стратегии тайных обществ типа масонов, только действующих не в верхних эшелонах социума, а в нижних, но имеющих сходные цели. Он, в тактике, сходен с мафиозными параллельными структурами власти, только цель партизана не нажива, а изменение/сохранение регулярного политического.

Иное положение противника партизана – центральной власти, которая не может полагаться на достоверность информации с мест, не может нормально планировать свои действия, не может быть уверена в реализации этих планов. Она не знает, что делается за спиной и то ли перед её глазами за что оно себя выдаёт. Центральная власть не ведает, что готовит и планирует партизан, скрытый от него мороком вероятной измены представителей властей на местах, тогда как партизан хорошо осведомлён о её планах. Между центральной властью и её низовыми звеньями как-бы располагается, по выражению Карла Филиппа Готлиба фон Клаузевица «туман неизвестности» или «туман войны». Только когда у Клаузевица этот «туман» относиться, в первую очередь, к действиям противника, то в рассматриваемом случае он покрывает реальные намерения своих же подчинённых и «союзных» власти сил.

Для создания «ландшафта измены» крайне полезен опыт партизан Вьетнама, с огромным успехом использовавших своё параллельное влияние на партикулярных граждан и низовые звенья власти Южного Вьетнама.

Но и здесь особенности Новороссии, требуют, по крайней мере, следующее:

  • Нанесение точечных ударов по наиболее прокивески настроенным представителям местных властей и местных украинских националистов. Именно эти персоны должны быть избирательной мишенью партизан. Сюда же относятся местные отделения националистических украинских организаций. Таким образом партизаны дезорганизуют и подавляют местных активистов, отбивают у колеблющихся желание помогать власти, показывают жителям свою силу и решимость, чётко обозначают для всех своего врага. Принципиально потребно учитывать здесь два момента: точечность акций и направленность их на наиболее одиозных и активных сторонников февральских властей. Ещё раз повторим, важно подавлять не самый верх власти, на что и сил то нет по существу, а средний и низшие звенья, т. е. оставить центр «без рук и глаз».
  • Активнейшая работа с милицией, другими силовыми ведомствами, местными органами власти, работниками избирательных комиссий, руководителями и сотрудниками коммунальных служб. Центральные и областные прокиевские власти не должны быть уверенны ни в одном сотруднике милиции, работнике прокуратуры и судье, представителе местной власти.
  • Организация массовых забастовок, актов неповиновения властям (берём, штудируем и творчески осмысливаем труды Джина Шарпа). Причём важно, чтобы эти акты были чрезвычайно мотивированны и хорошо освещались в СМИ. Особенно в Западных. Важно чтобы в них принимали участия в первую очередь различные категории госслужащих, пенсионеров, молодёжи, сотрудников силовых ведомств, коммунального хозяйства, социальных служб. Надо только понимать, что настоящий февральский режим на Украине, не чета Януковичу и он, без особых раздумий и моральных сдержек, использует силу для подавление гражданского сопротивления. Как силу МВД, так и силу легальных и полулегальных националистических вооружённых организаций, схожих с германскими Штурмовыми отрядами Эрнста Юлиуса Рёма.
  • Внедрение людей преданных делу Новороссии в средний и низший уровень власти и вербовка там колеблющихся. Необходимо совершить откол местной власти от киевской верхушки. Местная власть должна быть уверена, что Киев далеко, а партизан близко. Что партизан не только близко, но и имеет реальную силу. Что он не только близко и имеет реальную силу, но и помогает ей решать проблемы в управлении подопечной территорией, а Киев не только далеко, но и мешает ей в этом. Что Киев только требует и не даёт ресурсов, не ценит её усилия, не благодарен, не надёжен.

В-третьих, поскольку партизан есть политический боец, и только в этом качестве можно рассматривать легитимность его решения о начале личной вооружённой борьбы, то здесь удобно сказать несколько о том, какое регулярное политическое может служить ему опорой. Варианты суть следующие:

  1. Дофевральская Украина. Партизаны Новороссии не могут опереться на родное украинское государство. Именно новая правящая группа этого государства и есть действительный политический враг партизан. Старое же государство, не только исчезло, сгорев в Революции Евромайдана, но никогда не было, по настоящему, своим для русского на Украине. Значит внутри этого государства партизану Новороссии нечего защищать, из старого политического и не на кого опереться, в новом политическом. Более того дофевральская Украина, как опора партизана, не может рассматриваться даже теоретически, т.к. имеется настоящий консенсус и в разношёрстном украинском обществе и в РФ и во всём мире, что той Украины уже де-факто и де-юре не существует. О легитимности и объёме полномочий сегодняшней Украины в наследстве прежней, можно спорить и на это имеются разные точки зрения, но о судьбе прежней Украины, последним президентом которой был Виктор Фёдорович Янукович (как и о судьбе СССР, последним президентом которого был Михаил Сергеевич Горбачёв) споры уже не ведутся.
  2. ДНР и ЛНР как псевдогосударственные политические образования, конечно могут составить регулярное политическое для партизана Новороссии. Однако это слабое, не самостоятельное политическое, не мыслящее себя за границей контролируемых территорий и не помышляющее об активной внешней политике. Существующая, на данный момент в этих государствах, правящая группа нацелена на конкретный краткосрочный результат: собственное обустройство. И далее этого не мыслит. Даже о получении какого-либо международного признания речь почти не идёт. Они в это не верят по настоящему. Да и не нуждаются. Значит они будут с крайней осторожностью контактировать с партизанами, не говоря уже о реальной помощи им. Что впрочем зря. Как по причине мнимости возможности спокойной жизни в непосредственном соприкосновении с антирусским, агрессивным, марионеточным государством — постфевральской Украиной, так и из-за иллюзорности надежды международного, пусть и куцего, признания республик в качестве самостоятельных субъектов права. Значит они, ДНР и ЛНР, сами по себе, не в состоянии самостоятельно служить настоящим регулярным политическим для партизана Новороссии.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2022 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1296 гостей онлайн