(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Эволюция партизана (II).
Партизаны Новороссии

Михаил Остроменский

Источник: devec.ru

Михаил Петрович Остроменский – исследователь, политический философ. Председатель регионального отделения Межрегиональной общественной организации «Вече», Председатель регионального отделения Всероссийской политический партии «Партия Дела»

«О том, любит ли Бог англичан или же ненавидит их, я не знаю.
Я знаю только то, что они должны быть изгнаны из Франции.»
Жанна д' Арк

I

В первой части работы (см. альманах «Развитие и Экономика» №12, 2014, http://www.devec.ru), отталкиваясь от «теории партизана» Карла Шмитта, была рассмотрена эволюция такого социально-политического феномена как «партизан», за последние примерно 400 лет его существования. В соответствии с данным К. Шмиттом определением партизана, к таковым относятся участники вооружённого политического противостояния характеризующиеся: 1) Иррегулярностью: партизан не связан ни с одним государством юридически обязывающими отношениями, в части оказания вооружённого сопротивления противнику. Т.е. он не призван в регулярную армию и не входит в неё ни как обычный солдат, ни как диверсант; 2) Мобильностью: Во-первых, люди стали партизанами добровольно, но так же добровольно могут из них уйти, ибо в рядах партизан их не держит ничего, кроме личного, свободно явленного решения. Во-вторых, тактика партизанской войны есть, по преимуществу, тактика лёгких летучих отрядов, без фронтов и тылов; 3) Политической мотивацией: добровольность решения начать вооружённую борьбу постулирует наличие у партизана, в его войне, политических врагов, т. е. действительных, его личных врагов, а не назначенных. Иначе, он не намерен жить под оккупацией чужих, устанавливающих на его земле свои политические порядки. Эта же характеристика партизана выводит его из области криминального – вооружённая борьба партизана не имеет целью наживу; 4) Теллуричностью: партизан взял в руки оружие для защиты своей земли, Родины, традиционного образа жизни, партизан привязан к земле и, в этом своём решении, он не одинок.

Партизан это добровольный, политический, коллективный боец. И, хотя решение стать партизаном человек принимает лично, но действуют партизаны только коллективно. Партизаном нельзя стать в одиночку или очень малой группой. Они не террористы. У них цели и методы разные. Террористы нацелены на раскачку существующего порядка управления государством, с последующей его заменой на новый. Партизаны, классические в первую очередь, наоборот защищают свой традиционный образ жизни и традиционное государственное управление. Цель террориста посеять страх и недоверие в обществе, поэтому у него нет нужды в контакте с аборигенами. Цель партизана сохранить желаемый  им образ жизни, как части прочего населения, а значит партизану нужен тесный контакт с окружающими.

Видно, партизану обязательно необходимо для своей явленности, как добровольному иррегулярному политическому бойцу, наличие регулярного политического или «третьей заинтересованной силы/лица», которая, вольно или невольно, формирует партизана как актора и придаёт его действиям легитимность и политическую цель. В этой роли, «третьего заинтересованного лица» может выступать родное или чужое государство, политическая организация. Чем дальше отстоит это регулярное политическое, на которое опирается партизан, от его земли, от Родины, чем он меньше с нею связана, тем большая политическая мотивация требуется партизану. Террорист, в своей войне с окружающим миром, не нуждается в настоящем «третьем заинтересованном лице». Это потом, он, может превратится в, например, революционного партизана, а на начальном этапе своей деятельности террорист – это боец голой идеи, наличие которой вполне достаточно для принятия им решения о вооружённой борьбе. Тут даже политическая организация ему не требуется.

В первой части работы было выделено, в зависимости от типа регулярного политического, четыре типа партизана:

  1. Классический партизан, отличается преобладанием телуричности. Он защищает родную землю и традиционный образ жизни от вторжения чужого. Регулярное политическое, в этом случае, для партизана будет его родное государство. Таковы, например: испанские герильяс и русские партизаны наполеоновских войн, бóльшая часть партизан Второй Мировой Войны;
  2. Революционный партизан, аттестуется ростом в своей мотивации политической составляющей за счёт теллуричности, но с соблюдением между ними некоторого баланса. Здесь роль регулярного политического играет партийная революционная организация, взявшая на вооружение политический революционный миф о лучшей доле. Именно она и призывает партизана на вооружённую борьбу. Примеры партизанских движений революционного типа: до некоторой степени махновцы, китайские партизаны 1927-1949 гг., вьетнамские партизаны периода 1940-1973 гг., кубинские партизаны Революции 1956-1959 гг. и многие другие.
  3. Партизан «третьей силы», имеет особенностью повышенную политическую мотивацию, которую постулирует внешняя, не связанная с родной землёй партизана, «третья сила», исполняющая роль его регулярного политического. Можно сказать, что такой партизан — искренний революционный партизан, но полностью контролируемый акторами извне его государства, исключительно в их собственных целях. Примеры партизанских движений третьего типа: организации «осуществлявшие» «цветные Революции», как-то: «Отпор!», «Кмара», «Пора!», «Вiдсiч», «Оборона», украинские организации Майдана 2004 г. и Евромайдана 2013-2014 гг., часть партизанских движений сирийского конфликта, таких как Сирийская Свободная Армия. Важно, что абсолютное большинство, если не все, успешные движения партизан указанного типа есть городские партизаны. Это новая тенденция в партизанской войне. До последнего времени, даже в теории партизанской войны, рассматривалась, по большей части, партизанская борьба как война в сельской местности. Город выступал на вторых ролях и имел значение только на заключительном этапе противостояния. И не удивительно, поскольку не было ни одного партизанского городского движения добившегося победы или даже значительного успеха. Наоборот они все заканчивались страшным провалом. Подчеркнём также, что к настоящему третьему типу партизан, не относятся партизаны национально-освободительных движений в странах третьего мира. Не смотря на их марксистский, троцкистский или маоистский идеологический антураж и значение, для успеха, поддержки и помощи со стороны «третьей силы», например СССР или КНР, они имели собственное наполнение и своё собственное значение. Попытки же распространения революций «насильственным» путём не увенчались тогда успехом. Яркими примерами чему служат конголезкое фиаско и  боливийская катастрофа Эрнесто Че Гевара. Партизаны же «третьей силы» собственного самостоятельного, вне даваемого «третьей силой», наполнения не имеют.
  4. Алькаидскский тип или партизан «эпохи глобализма», характеризуется полным растворением теллуричности в его политической мотивации. Партизан превращается в вооружённого бойца политической организации совершенно уже не связанный с землёй, с Родиной и даже вообще с каким-либо государством. Он действует по всей территории планеты. По сути это доведённое до своего предела воплощение партизана революционного. Регулярным политическим, для такого партизана, будет внетерриториальная революционная организация. Иначе, у данного типа партизана почти полностью отсутствует хорологические характеристики. Примеры движений: организация «Аль-Каида»; «Исламское Государство» (ИГ), паназиатская организация  «Джамаатт ут-Дава»  и тому подобные другие.

 

Заметим, что эти различные типы партизан ярко проиллюстрировали нам феномен «проектности»: как естественным образом возникшее социальное явление — классический партизан, постепенно, осваивается человеком уже осознанно. Как он начинает, некоторыми группами акторов имеющими ресурсы, искусственно в населении насаждаться, для своих собственных целей, далёких от целей действия и причин возникновения «природного» партизана. Т.е. мы наблюдаем, как человеческий разум отрефлексировав возникшее в ходе социальной эволюции «природное» явление — партизана, начинает работать с ним уже как с артефактом, как с инструментом, целенаправленно преобразуя его под свои потребности. Начинает работать аналогично прочим объектам материальной и нематериальной природы: деревом, металлом, костью, огнём, силой притяжения, ветром, психологией животных, фенотипом растений… Но одновременно мы видим, что проектность эта не абсолютна, она ограничена. Порождаемые новые типы партизан начинают уже самостоятельно жить и самостоятельно эволюционировать. Часто, подобно Голему равви Лёва или творению Виктора Франкенштейна, они выходят из-под управления своих создателей. Так получилось с частью партизанский движений происламского толка, сегодня противостоящих Западу, а когда-то ими порождённых для своих нужд.

Наконец, в предыдущей работе, было отмечено, что, в современную эпоху, партизанское движение является эффективным методом ведения войны между государствами и не раз уже использовалось с этой целью (Афганистан, Чечня, Сербия, Сирия, Украина…). Мы показали, что современные типы партизан, такие как партизаны «третьей силы» и партизаны «эпохи глобализации», существенно отличаются, как от партизан классических, так и от революционных партизан.

Но такое изменение в характере сегодняшних, наиболее активных и широко представленных партизанских движений не означает невозможность партизана классического или революционного. Напротив, именно он и становится актуальным и наиболее действенным в условиях борьбы русского народа Новороссии за своё право на традиционный образ жизни, за сохранение этнической и национальной идентичностей в радикально изменившихся, после февральской Революции 2014 года, условиях Украины.

II

Каждая партизанская война имеет свою специфику. Как специфику основного типа партизана участвующего в конкретной войне, так и специфику страны или, точнее, специфику обстоятельств. Например, специфика партизанской войны в Новороссии, по типу партизана, состоит в том, что здесь сочетаются классическая партизанская война — за свой традиционный образ жизни, с революционной партизанской войной — за установление нового, более справедливого порядка, отличного как от дофевральской Украины, так и от сегодняшнего после майданного режима. Но партизанская война в Новороссии революционная потому ещё, что на Украине произошёл, в феврале 2014-го года, не просто переворот со сменой только верхней части элиты (как это случалось в Тунисе в Первой 1987 года и Второй 2010-2011 гг. «Жасминовых Революций»), а настоящая полноценная Революция с коренной перестройкой социальных и этнических отношений в обществе, с попыткой полной смены политического ландшафта. Там идёт процесс утверждения нового регулярного политического, но такого что оно не устраивает жителей Новороссии.

Партизан Новороссии т.о., это почти типичный классический партизан, но которому необходимо использовать так же тактику партизан революционных сражаться в условиях продолжающейся революции. Соответственно в этом, в двойственности ситуации, и сложность, и простота для партизан Новороссии. Простота в том, что для успеха они могут сочетать преимущества тактик классической и революционной партизанских войн. Сложность в том, что им необходимо избежать врождённых недостатков обоих этих типов партизанских движений. Следовательно необходимо изучить и апробировать к местным условия опыт успешных классических и революционных партизанских движений. К первым из таковых, как уже говорилось, относятся почти все русские партизаны начиная с ополчения Смутного Времени, ко вторым, в первую очередь, опыт китайских и вьетнамских партизан, а так же теоретические работы о партизанской войне, в особенности труды Мао Цзедуна.

К специфике же страны или обстоятельств, вносящихм неопределённость в действия партизан Новороссии, относятся во-первых, тот факт, что Февральская Революция на Украине есть, в свою очередь, результат победа другого партизанского городского движения – Евромайдана, а во-вторых неясность с собственным Новороссийским политическим регулярным, долженствующим защищать партизана в правовом отношении и составлять его опору, идейную и материальную.

Одно из важнейших условий победы любого партизанского движения, кроме разве четвёртого типа, есть опора его на местное население. Именно оттуда рекрутируются новые бойцы, поступают материальные ресурсы, информация, ими оказывается моральная поддержка, они воздвигают препятствия власти в её борьбе с партизанами.

Можно указать на следующие обстоятельства помогающие партизану получить  такую поддержку:

  1. Партизан есть плоть от плоти, кровь от крови местных жителей. Он свой. Местный. Или почти местный. Партизанские отрады формируются, по преимуществу, из жителей окрестных деревень и небольших городков. Особенно важно, чтобы командир отряда имел авторитет и уважение не только у бойцов, но и у местного населения.
  2. Понимание партизаном настоящих проблем, чаяний и мечтаний населения. Он даёт населению, в контролируемых районах, то что нужно, то о чём мечтает простой местный обыватель. Т.е. не то, что мечтает в будущем учредить партизан на освобождённой территории, а то, что население жаждало, но не могло получить ранее от власти. Помним гениальное ленинское: «...землю — крестьянам, фабрики — рабочим...». Это верный путь укрепления доверия между партизаном и гражданским населением. Это аксиома успешной партизанской революционной войны прекрасно зарекомендовавшая себя на деле. Так, в период становления китайского коммунистического партизанского движения, земля крупных землевладельцев конфисковалась и уравнительно раздавалась в собственность беднейшим крестьянам, середняки не трогались, допускалась свободная мелкая торговля на селе, оказывалась помощь кооперативам. Были изданы даже приказы по Народно-освободительной армии Китая о запрете конфискации у крестьян любого имущества – «не забирать у народа даже иголки». О планировании обобществления земли и о её огосударствлении не было и речи! Или знаменитый «Манифест об основах агарной реформы» изданный Фиделем Алехандро Кастро Рус в июле 1957 года и последовавшее затем активное реквизированние латифундий с раздачей земли крестьянам, позволили существенно усилить поддержку населением кубинских революционеров, увеличить приток бойцов и, через полгода, открыть второй фронт в войне против режима бывшего сержанта и профсоюзного лидера военнослужащих Фульхенсио Батиста-и-Сальдивара. Т.о. исполнением давних народных, но не сбыточных, до того, мечтаний, партизан привязывает к себе обывателя, обеспечивает насущную и действенную его поддержку. Важно чтобы население ощущало: уйдёт партизан — старые власти отберут у него сей «партизанский дар».
  3. Партизан решает проблемы населения, а власть их создаёт. Партизан помогает устроить жизнь, а власть препятствует этому. Партизан раздаёт или покупает, а власть забирает и конфискует.
  4. Партизан не покушается на привычный, традиционный для население образ жизни, а наоборот восстанавливает и гарантирует его. Центральная же власть подминает всё под себя и требует отказаться от прошлого, от исторической памяти, от «могил предков и от их славных дел».

Сложившаяся после февральской революции ситуация на Украине является типичной и крайне благоприятной для рождения, развития и победы партизанского движения в Новороссии.


 

Классическому партизанскому движению необходимы, по крайней мере, следующие условия:

  1. Насущная опасность традиционному образу жизни партизана со стороны чуждого нового регулярного политического, вторгающегося на его землю. И это условие в полной мере выполняется в Новороссии, в виде явной и демонстративной попытки уничтожить великорусскую идентичность населения правящей группой, пришедшей к власти, в результате насильственного февральского переворота.  Взамен великорусской и, даже более того, просто русской идентичности полагается насадить, инда не малороссийскую, а молодую галицийскую, ещё формирующуюся идентичность.
    Положение и психологическое состояние русских на Украине, особенно в Новороссии, до некоторой степени схоже с положением жителей Вандеи, после Великой Французской Революции. А именно, как и вандейцы, русские Новороссии имеют ментальность существенно отличную, как от превалирующей, в настоящее время, в украинской власти, хотя и поверхностно, галицийской, так и от малороссийской, характерной для населения значительной части центральной и северной Украины.
    Новороссиия, с самого своего присоединения к России в XVII - XVIII веках, всегда являлась Имперским регионом, что особенно стало явно с началом промышленного освоения залежей каменного угля в XIX веке и взрывного развития промышленности и науки в 30-50-е годы XX-го века. А имперский статус Крыма и, особенно, Севастополя был установлен ещё в конце XVIII-го века. Первый был одним из любимейших мест отдыха царской семи, а второй был главным военным портом страны и управлялся отдельным генерал-губернатором. Известен даже факт отказа генерал-лейтенанта барона Петра Николаевича Врангеля исполнять распоряжения генерал-лейтенанта, исполняющего обязанности верховного правителя России и верховного главнокомандующего Русской Армии Антона Ивановича Деникина, на том основании, что последний контролировал лишь периферийные губернские и окружные центры, тогда как он сам управлял исконным имперским русским городом Севастополем. Так же симптоматичен его отказ от предложения ряда стран Антанты сформировать буржуазную республику в Крыму, практически по тем же причинам: Крым есть коренная имперская территория России и в ином статусе существовать не может и не должна. Потому и входить-то, в состав отдельного государства Украина, для Новороссии неуютно и, по сути, есть существенное понижение её статуса, а уж тем более подчиняться галицийским «выскочкам» – зазорно.
  2. Осознание партизаном, пусть даже это только в воображении, потребности родного регулярного политического в нём, как в бойце — «никто, кроме нас». Данное условие имеет место быть и в Новороссии. Поскольку, с одной стороны, образ жизни, национальная и даже этническая идентичности русских на Украине находиться под большой угрозой, тогда как с другой стороны, в настоящее время, нет ни на Украине, ни на международном уровне ни одной организованной силы, которая могла бы помочь сохранить партизану его традиционный образ жизни. Не решает эту задачу и РФ. Значит, по принципу: «спасение утопающего дело рук самого утопающего», жителю Новороссии надо самому как-то справляться с этими жизненно важными проблемами. Партизанская война — одна из таких возможностей.
  3. Наличие регулярного политического, которое служит опорой партизану в его решении начать войну, придающее осмысленность его действиям и выводящее партизана из области криминального. В настоящий момент это самое слабое место партизана Новоросси. Именно этот изъян уменьшает, как его массовую поддержку населением Новороссии, так и приток бойцов в отряды партизан.

Далее, к благоприятным факторам для успеха партизан Новороссии относятся:


 

III

Укажем теперь на характерные отличительные особенности любой партизанской войны и, связанные с ними, типичные ошибки партизан, делая упор на Новороссию:

  1. Партизанская война это длительная война на изматывание противника. Она имеет свои этапы и переход к следующему успешен будет только после завершения предыдущего. Партизанская война ведётся не для отчёта, а для победы. Потому надо готовиться к тому, что победа случится очень не скоро. Торопливость в партизанской войне может не столько привести к ненужным жертвам и затянуть саму войну, но обернуться поражением. Так излишняя поспешность партизан Сандинистского фронта национального освобождения в Никарагуа, чуть не обернулась катастрофой всего дела в сентябре 1979 года, когда они предприняли штурмы крупных городов и даже начали поход на Манагуа – столицу страны, но через несколько дней вынужденных были отступить обратно на старые базы оставив всё завоёванное пред тем.  Не надо спешить взять Киев, он ни куда не денется, надо сперва создать возможность его удержать. Более того, не надо спешить взять Николаев, Одессу или Харьков — надо вначале создать условия для удержания их.
  2. Партизанская война это война маленьких жалящих акций складывающихся в одну большую победу. Вот слова из «Гусарской исповеди» Дениса Васильевича Давыдова, генерал-лейтенанта, гусара Ахтырского полка, кратко дающего суть тактики партизанского действия: «Господствующая мысль партизанов той эпохи долженствовала состоять в том, чтобы теснить, беспокоить, томить, вырывать, что по силам, и, так сказать, жечь малым огнём неприятеля без угомона и неотступно.» Партизанам не нужны громкие акции, особенно террористического характера. Нужна кропотливая, постоянная, каждодневная, изматывающая, опасная работа, но приближающая победу. Резонансные акты слишком привлекают внимание центральных властей и их спонсоров, они озлобляют противника, делают его активней и напористей, сплочённее, последовательней и упорней. Многие партизанские движения, отметившееся несколькими яркими акциями террористического характера, были быстро и жестоко подавлены, так и не добившись успеха на основном поприще. Партизану надо так поставить работу, чтобы власть поняла, что всё потеряно, только тогда когда уже действительно всё ею потеряно. В этом вопросе выдающийся пример продемонстрировал Фидель Алехандро Кастро Рус. Обжёгшись на провальном штурме казарм Монкада, в июле 1953 года, в дальнейшем, он уже не торопился, а планомерно и последовательно наращивал силы и опыт своей армии, ведя тихую партизанскую войну из недоступных гор Сьера-Маэстра. И если вернуться к партизанам Новороссии, то, например, высшие должностные лица Украины, высшие должностные лица их союзников, в том числе дипломаты, особенно высших рангов — должны быть для них персонами неприкасаемыми, до самых последних дней войны. Высшие управители, но не активные рядовые исполнители, и среднее звено правительственных войск, территориальных батальонов Национальной гвардии, политических деятелей, представителей власти.
  3. Партизанская война — это мобильная война. До тех пор пока партизанское движение не окрепнет и не перейдёт к обычной войне, должна быть постоянная готовность партизанских отрядов и групп к смене места базирования и района действия. Партизанам Новороссии необходимо иметь не одну-две базы, а десятки, разбросанных по всей территории страны. Причём как в районах активных боёв, так и в «спящих». Партизан должен знать и помнить, что нельзя держаться за отдельные базы, пока не будет достаточно сил удержать хотя бы два-три района. Но мобильность партизана и партизанской войны двоякая. Партизан, это частное лицо добровольно взявшее оружие и подвергающее себя и своих близких огромным опасностям, без всякой надежды на защиту и ведомое единственно своей мечтой или своей ненавистью, но точно своей враждой. Потому, надо помнить всегда о доминирующей роли личной политической и идейной мотивации партизана, как уже воюющего, так и потенциального, колеблющегося местного жителя. Ибо партизан как сам пришёл, так он может сам и уйти.
  4. Партизанская война это не конвенциональная (договорная), а абсолютная политическая война на уничтожение. И противник знает это и ведёт именно такую политическую войну, которая заканчивается только полным разгромом, без капитуляции. Значит никаких серьёзных переговоров с врагом в партизанской войне вести нельзя. Иначе потом снова придётся браться за оружие и скорее всего в худшей ситуации, в менее выигрышной для партизана. Ополчение ДНР и ЛНР уже испытали на себе горечь потерь и возрастающих трудностей от каждого перемирия с февральским режимом Украины. Для партизана последствия будут гораздо значительней.
  5. Партизанская война, это война в душах людей и за их души. Потому первостепенное значение, особенно для Новороссии, имеет не сколько оружие и военная организация партизанских отрядов, сколько агитационно-пропагандистская работа среди населения. В общем можно утверждать, что победа партизан в Новороссии зависит от того смогут ли они решить задачу привлечения на свою сторону большого количества сограждан, представителей низшего и среднего уровней власти. Способность партизан привлечь на свою сторону местное население и определяет его возможности, длительность противостояния и в конечном счёте его успех. Это показали все партизанские движения, что испанские герильяс начала XIX века, что партизаны национально-освободительных движений XX века. Как успешные – Кубинская революция под руководством Фиделя Кастро, так и неудачные – боливийская эпопея Эрнесто Че Гевары.
  6. Партизанская война, это война инициатив. Потому в ней партизану всегда должна принадлежать инициатива. Оборона это путь к быстрой гибели партизана. Растягивание сил противника, неожиданное появление, нанесение выверенного удара и быстрое отступление — всегдашняя выигрышная тактика партизана. Именно он и только он должен решать где, когда, как и в каком виде состоится следующая встреча с противником. Задача партизана поддержка постоянного изматывающего нервного напряжения у врага, от рядового исполнителя до самого верха. Партизан более мобилен, чем его враг. Более инициативен. Более изобретателен. Более мотивирован. В этом залог партизанской победы. «Война плохо вооружённой партизанской армии против современной, оснащённой по последнему слову техники, похожа на битву тигра со слоном. Если тигр остановиться, слон ударит его могучим хоботом и убьёт. Но тигр прячется в джунглях, появляясь лишь по ночам. Он запрыгивает на слона, рвёт когтями его спину, а потом снова исчезает в джунглях» (Хо Ши Мин).

В соответствии с вышеперечисленным, специфические проблемы партизан Новороссии состоят, на наш взгляд, по крайней мере в следующем:

  1. Самой большой проблемой для партизан Новороссии является невнятное регулярное политическое которое они защищают. Его по сути сейчас и нет. Партизаны, те немногие, что имеются за границами ДНР и ЛНР, держатся только личной политической мотивировкой и личной ненавистью. Но это долго не продлится и выродится в терроризм и бандитизм, буде не создастся или не отыщется настоящее полноценное регулярное политическое.
  2. В Новороссии отсутствуют авторитетные местные активные политики широко поддерживаемые и крепкие организации, могущие встать во главе, объединить партизанское движение Новороссии. Ситуацию усугубляет и тот факт, что за почти 25 лет независимого существования РФ, на территории Украины, так и не были созданы прорусские активные серьёзные организации. Этот факт подтверждает наше мнение о том, что правящая в РФ группа запретила себе (не способна?) мыслить в категориях и масштабах превышающих границы государства. Все её действия внутри и во вне направленны исключительно на поддержание устраивающего её статуса-кво, с надеждой интегрироваться в Западный мир с «правом решающего голоса». Она не собирается активно работать на Украине, в плане её про- или антирусскости. Там её задача максимум: обеспечить спокойного соседа, без разницы с какой идеологией, «ведь бизнесмены всегда могут договориться» и продолжить продажу в ЕС газа. Всё! Севастополь и Крым необходимы исключительно в видах сохранения статуса-кво. Тут нет и не было и грана имперских амбиций. ЕС похоже начинает это понимать. Значит у партизан нет организационной базы, нет подготовленных людей, нет необходимых связей и опыта взаимодействия, нет структур способных помочь в создании партизанского движения, особенно на начальном этапе.
  3. Значительной проблемой является отсутствие почти всякой идейной систематической основы под самим политическим движением за независимую или ассоциированную с РФ Новороссию. С целями, задачами, теоретическими построениями. Всё находиться на уровне идей стихийного «крестьянского восстания».
  4. У народа Новороссии отсутствует опыт самостоятельной государственной жизни. У него нет своего государственного политического идеи-идеала, отдельного от русских. Он не готовился к самостоятельной жизни. Они там русские. У них есть Россия, но увы РФ не с ними.


IV

Наконец сделаем ряд замечаний о некоторых важных элементах оптимизации тактики первого этапа партизанской войны в Новороссии.

Во-первых, и пока в главных, необходима выработка позитивной революционной теории и создание революционной организации, которые могли бы дать партизану опору в легитимности большую, чем его личный протест. Такую теорию и такую организацию, которые мобилизовали бы партизана, которые бы дополнительно мотивировали его, формировали и направляли. Пусть никого не смущает слово «революционная», оно уместно здесь в двояком смысле: как отражение сути происшедших на Украине в 2014-ом году событий и как отсылка к наиболее приемлемому для Новороссии типу партизанского движения.

Итак, эта теория должна описывать политический идею-идеал Новороссии, давать ответы на то, каким видится это территориальное объединение, на каких принципах строится в нём государственное управление, особенности пространственной, этнической, национальной и культурной моделей лежащих в основе Новороссии. И эта теория должна быть совершенно понятна простому рядовому бойцу партизанского отряда и обычному жителю Новороссии. Революционная же организация, со своей стороны, опираясь на соответствующую революционную партизанскую теорию, должна формировать партизанское движение, координировать деятельность партизанских отрядов, вырабатывать стратегию, вести всё дело партизан к цели — созданию Новороссии. Цель эта – создание Новороссии как отдельного от Украины образования должна ставиться революционной партизанской организацией  ясно, явно, с самого начала своей деятельности и без каких-либо оговорок. Полагать, что в Новороссию войдёт в дальнейшем вся или почти вся Украина вполне приемлемо. Но это следующий этап борьбы Российской Империи за своё возрождение.

Указанная революционная теория должна существовать в виде утопии, как и любая политическая доктрина, будь то «демократия», «народное государство», «социалистическое государство», «государство народного благосостояния»», «коммунизм», «права человека», «цивилизованные государства», и т. д., причём утопия защищённая оболочкой мифа (по глубокому замечанию Жоржа Эжена Сореля). Утопия – будучи рациональным построением человеческого разума легко подвергается рациональной критике со стороны её противников. В этом случае оборону сторонникам утопии держать очень тяжело, ибо она есть мечта и воображение и связана с реальностью лишь тонкими нитями надежды. Миф – будучи целостным не дробимым феноменом, являет собой, для человеческого сознания действительность именно как она есть. По определению Алексея Фёдоровича Лосева, миф «это – подлинная и максимально конкретная реальность». Потому он не подвержен ни критике, ни изменению. Миф даже нельзя по настоящему до конца разрушить. Его, поелику он есть чудо, а значит уже явленное в бытии событие, можно только забыть.

Поэтому только такой революционной теорией партизан Новороссии приобретает настоящую политическую идейную защиту. Теория, которая не позволяет ему сомневаться, рассуждать и рефлексировать в момент боя, неудач или трудностей. Организация же получает через теорию политический оружие, позволяющее, как вербовать сторонников, так и противостоять идеологическим, политическим и метафизическим атакам на свои цели и методы.

Иначе, основная проблема партизан Новороссии состоит в отсутствии мобилизующего, актуального мифа. Таковым был миф благ евроинтеграции для Евромайдана; миф благ капитализма для граждан СССР, в начале Либерально-буржуазной Революции 1991-го года; миф о всеобщей пролетарской Революции, которая вырвет человека из царства необходимости и препроводит его в царство свободы, с одной «красной» стороны и всенепременнейших положительных результатов европейского парламентского устроения в России, с другой «белой» стороны, в нашу Гражданскую войну 1918-1924 гг.; миф о «Свободе, Равенстве и Братстве!» для Великой Французской Революции; до сих пор таков миф об американской мечте для эмигрантов в США; миф о первой поправке к конституции США для американской нации и масса других политических мифов.

Только активный и зовущий миф способен привести партизан к победе в борьбе с превосходящим его, по всем параметрам, противником.

Миф должен описывать партизану, какой результат он получит после победы. Этот результат должен быть и конкретен и ярок и привлекателен и отражать насущные чаяния партизана как личности, положительно и окончательно решать ту проблему, осуществлять ту мечту ради которой он взялся за оружие – сохранения привычного образа бытия в новом мире. Должно суметь сделать миф о Новороссии привлекательней, для большей части населения Украины, мифа о «счастье евроинтеграции» и «независимой» Украины. Привлекательней  настолько, что население, не только поддержит партизан морально и материально, но и согласится на очевидные трудности, опасности и лишения в противостоянии силе укаринского государства на стороне партизан.

Здесь прилично привести слова Жоржа Эжена Сореля из его «Размышлений о насилии» демонстрирующие значение мифа в политической борьбе: «Наполеоновский солдат, готовый жертвовать жизнью ради чести трудиться над «вечной» эпопеей и жить ради славы Франции, говоря при этом, что «он всегда будет простым бедняком»; римляне, проявляющие необычайные добродетели, покоряясь чудовищному неравенству и прилагая столько усилий, чтобы завоевать мир; греки, с их «несравненной добродетелью веры в славу», благодаря которой «производился отбор в густой толпе человечества, жизнь получала движущую силу, а тот, кто стремился к прекрасному и благому, получал награду»...»

Для партизана Новороссии, наличие притягательного оптимистичного мифа, важно даже более, чем для кого-либо иного. Он находится в невыгодном, крайне уязвимом положении, поскольку, как уже указано выше, по настоящему даже не имеет никакого регулярного политического за своей спиной. И без мифа, здесь никак не обойтись: без мифа, как защитной оболочки не опровергаемой ни логически, ни действием; без мифа, принимаемого целиком личностью как уже своей частью; без мифа, как предстоящего события во вне, но уже случившегося внутри и потому предрешённого к явленности во внешнюю действительность всей своей полнотой. А коли это так, то «победа будет за нами... по-любому» и «враг будет разбить… по-любому», а значит труд и лишения и потери не могут быть напрасны. Рациональный разум часто пасует в бессилии и отступает в недоумении, он разводит руками и отказывается действовать не видя разумных перспектив и достаточных средств, миф – позволяет личности партизана творить своё собственное будущее из ничего, без всякой внешней причины и «надёжного» основания, без оглядки на обстоятельства исключительно силой своей свободной воли.

Но каким может быть миф для партизана? Безусловно таковым может стать миф о Новороссии, как о земле не просто русской, но земле форпосте Российской Империи. Миф о Империи как оплоте, как о последнем удерживающем Мир от падения в хаос фанатичной и безусловной всеобщей толерантности. Миф о земле добытой предками своею доблестью, облагороженной трудом и прославленной подвигами. Земля на которой устроится новое справедливое общество. Это может быть миф о новом Рождении России через возвращение к ней Новороссии. Миф о Новороссии как Новой России, земле справедливых и красивых людей. «Мы – русские! Какой восторг!» (Александр Васильевич Суворов). Миф Новороссии рождается и крепнет сегодня. И наш долг ему помочь. Себе помочь.

Но миф не сочиняется, он рождается в душах и сердцах и артикулируется в мечтах и песнях, в призывах и делах. Ведь и «Евроинтеграция» есть не придуманный миф. Он имеет реальное основание в душах украинцев, ещё, подобно детям, никак не могущим поверить, что конфетка капиталистического свободного рая, оборачивается страшным тяглом. Граждане РФ, как-то быстрее усвоили урок 90-х. По крайней мере в этом вопросе. Вот и не верь после этого, что малороссы – младшие братья великороссов в семье русского народа.


 

Во-вторых, в видах успеха партизанского дела полезно, на территории Новороссии, создать «ландшафт измены» для киевских властей. «Ландшафт измены» — зыбкое состояние социума, особенно в части взаимодействия населения и власти, в отношении правящей в государстве группы и более низких по уровню властей и групп акторов. Когда управляющие верхи не в состоянии оценить вероятность исполнения своих приказов или распоряжения из-за наличия «третьего лица», кажется не имеющего легитимных и легальных оснований, но таки обладающего возможностью и желанием активного воздействия на низшие и средние уровни власти подчиняя их себе. Заставляя или понуждая, соблазняя или мотивируя действовать в своих интересах, вопреки воле формального суверена. В такой ситуации, для центральной власти оборачивается совершенной неопределённостью не только вероятность исполнения её приказов и распоряжений, но и возможность отличить союзника и друга, от противника и врага. Партизан, будучи самостоятельным политическим иррегулярным и мобильным бойцом, находясь в гуще народа, чувствует себя, в такой ситуации, как в родной стихии. Он имеет возможность контроля обстоятельств и координации своих действий, планирования и проведения операций. Он уверен в большей части своих контактов и связей. От сам часть этого ландшафта. Его образ действий сродни стратегии тайных обществ типа масонов, только действующих не в верхних эшелонах социума, а в нижних, но имеющих сходные цели. Он, в тактике, сходен с мафиозными параллельными структурами власти, только цель партизана не нажива, а изменение/сохранение регулярного политического.

Иное положение противника партизана – центральной власти, которая не может полагаться на достоверность информации с мест, не может нормально планировать свои действия, не может быть уверена в реализации этих планов. Она не знает, что делается за спиной и то ли перед её глазами за что оно себя выдаёт. Центральная власть не ведает, что готовит и планирует партизан, скрытый от него мороком вероятной измены представителей властей на местах, тогда как партизан хорошо осведомлён о её планах. Между центральной властью и её низовыми звеньями как-бы располагается, по выражению Карла Филиппа Готлиба фон Клаузевица «туман неизвестности» или «туман войны». Только когда у Клаузевица этот «туман» относиться, в первую очередь, к действиям противника, то в рассматриваемом случае он покрывает реальные намерения своих же подчинённых и «союзных» власти сил.

Для создания «ландшафта измены» крайне полезен опыт партизан Вьетнама, с огромным успехом использовавших своё параллельное влияние на партикулярных граждан и низовые звенья власти Южного Вьетнама.

Но и здесь особенности Новороссии, требуют, по крайней мере, следующее:

В-третьих, поскольку партизан есть политический боец, и только в этом качестве можно рассматривать легитимность его решения о начале личной вооружённой борьбы, то здесь удобно сказать несколько о том, какое регулярное политическое может служить ему опорой. Варианты суть следующие:

  1. Дофевральская Украина. Партизаны Новороссии не могут опереться на родное украинское государство. Именно новая правящая группа этого государства и есть действительный политический враг партизан. Старое же государство, не только исчезло, сгорев в Революции Евромайдана, но никогда не было, по настоящему, своим для русского на Украине. Значит внутри этого государства партизану Новороссии нечего защищать, из старого политического и не на кого опереться, в новом политическом. Более того дофевральская Украина, как опора партизана, не может рассматриваться даже теоретически, т.к. имеется настоящий консенсус и в разношёрстном украинском обществе и в РФ и во всём мире, что той Украины уже де-факто и де-юре не существует. О легитимности и объёме полномочий сегодняшней Украины в наследстве прежней, можно спорить и на это имеются разные точки зрения, но о судьбе прежней Украины, последним президентом которой был Виктор Фёдорович Янукович (как и о судьбе СССР, последним президентом которого был Михаил Сергеевич Горбачёв) споры уже не ведутся.
  2. ДНР и ЛНР как псевдогосударственные политические образования, конечно могут составить регулярное политическое для партизана Новороссии. Однако это слабое, не самостоятельное политическое, не мыслящее себя за границей контролируемых территорий и не помышляющее об активной внешней политике. Существующая, на данный момент в этих государствах, правящая группа нацелена на конкретный краткосрочный результат: собственное обустройство. И далее этого не мыслит. Даже о получении какого-либо международного признания речь почти не идёт. Они в это не верят по настоящему. Да и не нуждаются. Значит они будут с крайней осторожностью контактировать с партизанами, не говоря уже о реальной помощи им. Что впрочем зря. Как по причине мнимости возможности спокойной жизни в непосредственном соприкосновении с антирусским, агрессивным, марионеточным государством — постфевральской Украиной, так и из-за иллюзорности надежды международного, пусть и куцего, признания республик в качестве самостоятельных субъектов права. Значит они, ДНР и ЛНР, сами по себе, не в состоянии самостоятельно служить настоящим регулярным политическим для партизана Новороссии.

  3. РФ является для партизан Новороссии хорошим регулярным политическим на которое он вполне мог бы полагаться в борьбе за свой образ жизни. Тем более, что сегодня, явочным порядком, именно так и произошло в душе партизана. Однако сама РФ, в лице правящей группы, не готова к такой активной своей роли и не оказывает настоящей помощи ему. И вряд ли будет оказывать в дальнейшем, до той поры пока не измениться её внешнеполитическая парадигма, которая проистекает из соответствующей внутренней идеологической установки. А именно, правящая группа РФ совершенно не рассматривает Новороссию, как часть России в каком-либо виде. Даже хотя бы лишь как культурную или область своего доминирующего влияния. Более того, она не рассматривает сегодняшнюю Украину, как своего действительного или потенциального противника. Она, действуя в парадигме экономического детерминизма и национального остракизма. Исходя из первого полагает, что идеологические препятствия есть мнимое и легко преодолеваются элементарными бухгалтерскими расчётами возможных финансовых профита или потерь, а значит со всеми можно торговаться и договариваться стоя на «твёрдой почве» дебета и кредита. Исходя же из второго, она не понимает возможность наличия где-либо чьих-либо особых т.н. «национальных интересов», полагая, что все такие слова иллюзия, заблуждение не стоящее внимания серьёзных взрослых людей или хитрая обманка, за которой кроется действительный интерес, который всегда, в её понимании, есть исключительно интерес мошны. Данная группа также не оставляет собственную идею-фикс — попадания в мировую правящую элиту на правах соответствующих их представлению о роли и ранге РФ в мире, как стратегического поставщика стратегических ресурсов в стратегически важную область западного мира – Европу и как обладателя мощнейшего военного ядерного потенциала. Потому она будет стараться свести и, по факту, сводит к мнимому своё действительное вмешательство в дела Новороссии, ибо значение этой территории для неё вторично по сравнеию с уровнем отношений с Западом. Кроме того она искренне и глубоко уверена: что Украина это другая, чужая  страна, что РФ это государство всего с 25-летней историей, имеющее отношение к Российской Империи-СССР только опосредованно и что взаимодействие между РФ и бывшими частями СССР, есть действительно новая, даже не страница, а книга их истории, теперь уже до конца раздельной. Их совместная история, в представлении правящей в РФ группы, таким образом закрыта окончательно с развалом СССР. Территориальных претензий к Украине она не имеет и боится чего-либо подобного возможного. Крым же, есть следствие страстного желания сохранить имеющейся у неё на данный момент уровень международного влияния и международный стстус-кво позволяющий и дальше претендовать на намеченную ею себе роль в мировой «табели о рангах». И она не допускает мысли о серьёзной ссоре с Западом по собственной воле. Севастополь здесь ключевой элемент геополитического влияния правящей в РФ группы для Черноморского, да и Средиземноморского региона. Не будь политика США и их сателлитов на Украине столь топорной и суетливо поспешной, гарантируй бы они присутствие Черноморского флота в Севастополе ещё на 25 лет, никто бы не обратил внимание на референдум и крики о помощи населения Крыма, как это произошло позже с Новороссией. Сегодня бы они спокойно смотрели на рост галицийского национализма, установление и укрепление антирусского  государства под боком, извод русских на Украине как это происходит в Прибалтике в течении последних 23 лет. Ну и правящая группа РФ, следовательно, совершенно уверена, что с всегда Западом можно договориться подождав и поторговавшись.
  4. Новороссия как новое системное государственное образование, есть заманчивое и, многими партизанами, видимо чаемое регулярное политическое, но оно не в состоянии оказать какую-либо реальную помощь поскольку пока является виртуальным. Тем не менее, при наличии соответствующих активных организаций ставящих перед собой цели создания такого государства или такой единой, по крайней мере в семантическом пространстве, территории, она вполне может и даже должна стать идейным тылом партизан Новороссии. Тем более, о чём уже говорили выше, идея Новороссии почти идеальна как ядро мифа. Но требуется ясное и широкое артикулирование этой идеи и последовательное проведение её в жизнь соответствующими политическими организациями. Особенно в сочетании с использованием следующего кандидата на роль регулярного политического.
  5. Россия, как историческая длительность, в качестве регулярного политического для партизана Новороссии, хотя и является наверное наилучшей из имеющихся альтернатив, но требует совершенно иного уровня и глубины идейной проработанности и наполненности этого образования. Но и этого мало. Требуется и напряжённость и пассионарность населения Новороссии такого уровня, что оно будет способного поднять саму Россию, либо наличие соответствующего ответного движения со стороны общества РФ, как основного людского и земельного массива России. Иначе, при всём заслуживающем всякого уважения и восхищения героизмом партизан Новороссии, там нет ни «людей длинной воли», ни масс готовых зажечься революционными мечтами. Нет пока и по настоящему оформленной самой мечты, кроме глухого несогласия и туманной надежды. Оно конечно заманчиво, чтобы всколыхнула Россию волна нового русского духа пришедшая из Новороссии. Но есть ли там такая сила? Готовы ли мы сами к вдохновению борьбы?
Согласно максиме китайского стратега и мыслителя Сунь Цзы: «Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике». Потому надо готовить себя к тому чтобы не дать противнику победить и создавать условия для того чтобы у противника появилась возможность проиграть.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com