Воскресенье, 23 Января, 2022
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

–  А почему украинцы проводят сервисное обслуживание? Мы сами не в состоянии своими специалистами?

–  Они не проводят сервисное обслуживание, они имеют эксклюзивные права, как обладатели техдокументаций, обеспечить техническое сопровождение отдельных произведенных на их территории боевых изделий. В частности, речь идет об изделии «Воевода». Но хочу сказать, что не боги горшки обжигают…

–  Просто они грозятся там уже, что мы откажемся и «Сатана» накроется в России.

–  Это у американцев она называется «Сатана», а у нас – «Воевода». Значит, «Воевода», если и накроется, то накроется она не у нас. Поэтому хочу вам сказать, что нет каких бы то ни было проблем, которые не решаемы нашими КБ и нашими аналогичными компаниями. Можете не переживать, все решения, которые доложены президенту, они абсолютно детально проработаны министерством обороны России, министерством промышленности, нашим Роскосмосом, Росатомом и у нас нет ни малейших опасений того, что мы каким– то образом нарушим нашу обороноспособность. Проблема в другом. Если нам придется это делать, а, судя по всему, нам придется это делать, потому что мы не можем болтаться в условиях неопределенности в таких важных вопросах, как чувствительные темы обеспечения нашей обороноспособности страны, не можем мы зависеть от такой шаткой конъюнктуры официального Киева – то они в НАТО, то они не в НАТО, то они пошли в Европу, то они притормозили, то им новая Конституция, то севрюга под маринадом… Мы не можем так зависеть в этих вопросах. Поэтому так или иначе крайне важно то, что произошло – это полное понимание сегодня во всем промышленном блоке правительства России, которое поддерживает мнение президента, мы отказываемся от политика промсборки – болты там скручивать мы не будем и зависеть от поставщика этого всего. Вся разработка и все производство всего того, что необходимо для нужд российской обороны, будет производиться исключительно на территории Российской Федерации. И это мощнейший был стимул для развития науки – как фундаментальной, так и прикладной – потому что заказ нового изделия, там ракетный комплекс какой– то или спутник, или боевой корабль нового поколения – это же вопрос не только работы конкретного проектно– конструкторского бюро – это вопрос фундаментальной науки. Это задача для РАН, потому что нужны новые материалы, новые знания и многое– многое другое. Смысл существования появляется у фундаментальной, прикладной, военной науки и для промышленности, соответственно. Поэтому новая программа вооружений, а у нас они идут внахлест – вот программа вооружений она на 11 лет принимается – 2011– 2020 год – на нее идет внахлест новая программа вооружения 2016– 2025 годов. И так далее. Вот новая ГПВ 2016– 2025 будет исключительно инновационной. Она будет исключительно построена только лишь на новых решениях, а не только на разработках, в том числе, великого советского периода. У нас отцы были гении, они оставили нам столько тетрадей и чертежей этих разработок, что мы можем на них существовать долго, но задача стоит другая. Новая инновационная ГПВ и она, по сути дела, будет стимулом для развития российской академии наук и фундаментальной науки. Поэтому впереди задачи еще более сложные.

–  А какие у нас отношения с Белоруссией в военно– технической области?

–  С Белоруссией мы работаем, мы участники союзного государства. Я совсем недавно был в Минске, встречался и с президентом Белоруссии – у нас полное взаимопонимание в этой части и у нас есть теснейшие кооперационные связи. Например, некоторые предприятия, скажем, Минский завод колесных тягачей является соисполнителем платформ для ряда наших ракетных комплексов. Скажем, завод «Интеграл» это интереснейшее предприятие, я его тоже недавно посетил, одно из трех советских предприятий – помните, был создан «Ангстрем», «Микрон» и «Интеграл». Вот «Интеграл» находится на территории Белоруссии. Мы подключаем сейчас полностью предприятие для изготовления типа номиналов в интересах в том числе и радиостойкой вот ЭКБ для нужд российского космоса. И они являются неотъемлемой частью нашей общей кооперации. Скажем, предприятие «Пеленг» производит прекрасные изделия – это и оптические системы для боевых прицелов на сухопутной технике, и для космоса. То есть, там очень хорошо сохранившаяся и развивающаяся оборонка. И она полностью корпорирована в наши общие планы.

–  Дмитрий Олегович, когда мы высадимся на Луне?

–  Крайне важно, прежде чем двигать реформу ракетно– космической промышленности, надо настраивать промышленность на выполнение тех задач, которые будут четко прописаны в голове собственной. К сожалению, несколько лет тому назад такого рода программы космических шагов дальнейших для России не существовало в нашей стране. И мы занимались в основном прикладными вещами. Решали какие– то отдельные задачи в интересах оборонной безопасности, а в большей степени ориентировались на функцию извозчика. Да, конечно, в этом сегменте рынка мы занимаем серьезные, бодрые позиции. Наши «Протоны» и «Союзы» много чего делали, но на рынке космических услуг представленность России составляет не более 3%. Навигация, картография, дистанционное зондирование земли, связь, метеоразведка и многое другое… всего 3%. И, конечно, получалось, что мы большие деньги вкладываем в развитие российской космонавтики, а отдача практически очень мала. То есть, зарабатываем копейки. Это неправильно. Поэтому мы когда с Олегом Николаевичем Остапенко начали взаимодействовать, вот появился новый руководитель федерального космического агентства, то мы сразу договорились расписать по новому весь план работы российской космонавтики. С большим акцентом на прагматизм. И на сегодняшний момент мы вот эти две цели сейчас пытаемся достичь. Первая цель – это развитие научных исследований, которые будут связаны с престижем страны и демонстрации ее высоких технологий. А другая задача – это прагматическое решение тех задач, которые стоят перед экономикой страны. В первой части мы планируем разработку и запуск к Луне к 2030 году серии экспедиций, которые смогут обеспечить создание постоянно действующей обитаемой Лунной научной станции. Луна сама по себе очень интересна. Потому что является отражением всех тех секретов, которые заложены в Солнечной системе и в целом в космическом пространстве. Во– вторых, Луна является неотъемлемой ступенькой, обязательной ступенькой, на которую надо наступить прежде, чем отталкиваться в дальний космос. Браться за дальние программы несерьезно и безответственно – надо сначала двигаться пошагово. И вообще это сама по себе интереснейшая задача. Не обеспечить пилотируемую космонавтику за счет искусственного спутника Земли – вот МКС и т.д. – можно много летать, но вопрос зачем мы летаем? Что кому мы доказываем? Мы всем и так уже давно доказали, что наша наука и наша промышленность способны обеспечить долговременное нахождение наших людей на околоземной орбите. Что дальше? Ничего, дальше как бы тупик. Значит, необходимо не летать вокруг Земли на искусственном спутнике, а взять естественный спутник, который и так летает вокруг Земли, прилуниться, сформировать на его базе вот эту станцию постоянно работающую, работать в условиях малой гравитации и оттуда формировать уже новые стратегии, новые движения к дальнему космосу. Это грандиозная, очень сложная научная задача, которая сейчас поставлена перед федеральным космическим агентством, перед космической наукой России. И эта задача будет решена. Для этого необходимы тяжелые носители – вот то, о чем мы с вами говорили – сверхносители тяжелого класса – нужны новые модули, способные работать многоразово, в том числе, и взлетая с поверхности Луны… Ну, то сть, это очень сложный вопрос.

Вторая тема связана с созданием низкоорбитальных группировок спутников, максимально серийно выпускаемых, максимально по возможности дешевых, с тем, чтобы обеспечить всю эту задачу. Навигация, без которой невозможно сейчас действовать и для транспорта, и вот сейчас новые программы, которые мы реализуем, это ГЛОНАСС, например, программа экстренного спасения за счет навигационной системы. Вот этими модулями ГЛОНАСС сейчас будут обеспечиваться и весь государственной транспорт, и любой частник, если захочет установить такой модуль, фактически сможет обезопасить себя на все случаи жизни… если какая– то авария произошла, моментально будет вызов всех необходимых служб к тому месту, где находится данное транспортное средство. Мы будем сейчас вводить новую программу обеспечения модулями ГЛОНАСС всего большегрузного транспорта – это позволит нам видеть, где машины тяжелее 12 тонн проходят, по каким дорогам, какая нагрузка осуществляется на эти дороги, как развязать эти все сложные транспортные узлы. Мы все это будем видеть. Это огромная, мощная навигационная система. Я не говорю уже про оборонные задачи, которые она решает сама по себе. Ну и все остальное тоже – картография и прочее. На этом мы будем зарабатывать деньги. То есть, ОРКК – объединенная ракетно– космическая корпорация станет хозяином орбитальных группировок, созданием серийно выпускаемых орбитальных группировок, которые будут стране приносить реально большие деньги, гораздо больше, чем просто обеспечение пусков чужих спутников.

–  А заказчик кто –  ОРКК?

–  Нет, ОРКК только исполнитель. Заказчиком является федеральное космическое агентство, а также другие федеральные органы исполнительной власти, в интересах которых осуществляются эти пуски – министерство обороны, Росстат.

–  А боевая космонавтика появится?

–  Я бы предпочел про боевую космонавтику не говорить…



Комментарии  

 
0 #1 виктор гайкин 16.04.2014 11:03
помните, как в фильме «Бриллиантовая рука» – и легким движением руки наши брюки превращаются в элегантные шорты – так и здесь -
крайне неудачный пример Рогозина. В фильме брюки с большим трудом превращались в шорты. если военные машины будут также "быстро" превращаться они накроются медным тазом.
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2022 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1372 гостей онлайн