Суббота, 17 Ноября, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Константин Бабкин: «Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика»

Источник: альманах «Развитие и экономика», №19, март 2018, стр. 8

– В стране проводится несколько помпезных форумов, в названии которых есть слово «экономический». Но по содержанию большинство из них – салоны, шоу, полусветские рауты… На них нет аналитики, не ведется поиск решений важнейших проблем, да и о самих проблемах если говорится, то вскользь. Полная противоположность этим карнавально-ритуальным форумам – Московский экономический форум. МЭФ за пять лет своего существования стал самым содержательным и интеллектуально обеспеченным центром анализа и выработки рекомендаций по эффективной экономической политике государства. Вам удалось собрать группу выдающихся экспертов, практиков, общественных и политических деятелей. Однако создается впечатление, что аргументированные призывы МЭФ к необходимости изменения экономического курса остаются лишь призывами, рекомендации не воспринимаются правительственными органами.

– Да, к сожалению, поворота в экономической политике не происходит. Но нельзя сказать, что нас совсем не слышат. Так, в последнем послании президента Путина Федеральному Собранию мы не без удовлетворения увидели целый ряд пунктов из программы нашей «Партии дела». Приведу несколько цитат. «Модернизация экономики, инфраструктуры, госуправления должна быть нацелена на опережающее развитие страны, на развитие производства конкурентоспособных товаров». «Надо создавать все условия для быстрого внедрения технологических разработок». «В сельском хозяйстве большие успехи, теперь надо больше уделять внимания развитию животноводства, углублять переработку продовольствия». «Обеспечить поддержку небольших хозяйств». «Развивать экспорт несырьевых товаров». «Люди труда – вот настоящие герои нашего времени!» «Необходимо производить снижение ключевой ставки Центробанка, повышать доступность кредитов». «Налоговая система должна не только служить наполнению бюджета, но и стимулировать экономическую активность». «Проявить волю для дерзновнного труда!» «Отставание – вот наш враг!» Так что на уровне призывов президента мы видим совпадения по многим вопросам. Но между призывами и реальными делами часто пролегает пропасть. Мы считаем, что без смены правительства и его курса призывы президента могут остаться благими пожеланиями. Тем не менее, это выступление Путина следует считать исключительно важным, стратегическим посланием стране и миру. А чтобы призывы не остались лишь словами, надо включаться в работу по их реализации, частью которой является и разбор интеллектуальных завалов, заблуждений, уход с ложных путей и переход на путь подлинного развития. Именно этим и занимаются МЭФ, Совет по промышленной политике Торгово-промышленной палаты и «Партия дела».

– Что, по вашему мнению, следует делать, чтобы повысить эффективность воздействия этих ваших рекомендаций на выработку экономической политики? Быть может, ваши доводы и аргументы разбиваются вашими оппонентами, влияющими на выработку курса? Существует ли вообще пространство интеллектуального оппонирования во взглядах на развитие России, в которое были бы включены те влиятельные центры, которые мы условно называем либеральными, или вся борьба мнений существует в слабо связанных друг с другом дискуссионных пространствах, а реальное влияние осуществляется «византийскими» методами? Следует усилить, углубить аргументацию или научиться говорить громче?

– Что касается дискуссионного пространства и интеллектуального оппонирования… Приведу недавний пример. В начале марта проходил съезд общественного движения «Федеральный сельсовет». В его работе участвовали, в частности, я и председатель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. Казалось бы, сложилась благоприятная ситуация для обмена мнениями, обсуждения разных подходов к формированию и реализации аграрно-промышленной политики. Но, к сожалению, Кудрин покинул зал сразу после своего выступления, отказавшись от какого бы то ни было обсуждения. И это характерная ситуация. Экспертное сообщество структурировано по принципу «свои» и «чужие». Наши доводы и аргументы никем не оспорены с указанием ошибок. Полемики как таковой – нет. Есть пикирование ярлыками в пространстве СМИ. Но это не контрдоводы, а информационный шум. Что касается влияния на решения власти, то здесь, действительно, сохраняется особое положение экспертных институтов еще гайдаровского призыва, и к их мнению продолжают прислушиваться. В этом и состоит одна из причин, по которой на практике реализуется порочная экономическая политика, к изменению которой мы призываем. И мы продолжаем углублять свою аналитику, усиливать аргументацию. Но не забываем и о необходимости, как вы заметили, «говорить громче». Но важно не только быть услышанными, но и добиться принятия соответствующих решений. Да, нам кое-что в этом отношении удается. В начале интервью я отмечал совпадения программы «Партии дела» с рядом тезисов, прозвучавших в послании Путина Федеральному Собранию. Это важно, это подтверждает небесполезность наших усилий. Но этого, конечно, недостаточно. Мы продолжим действовать на всех направлениях и всеми доступными инструментами. Уверен, что на предстоящем Шестом Московском экономическом форуме мы продолжим свою наступательную политику. Еще и еще раз потребуем от правительства изменения экономической политики, будем добиваться кардинальных изменений в финансово-кредитной и налоговой сферах. И, уверен, сделаем нечто жизненно необходимое: мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки.

– Как Вы считаете, велика ли сегодня роль общественного мнения? Достаточно ли воздействовать на органы власти или «широкие народные массы» тоже обладают влиянием?

– Я уверен, что мы многое можем сделать в публичном поле. Из истории – и нашей страны, и других стран – мы знаем, что если миллионы людей чего-то искренне и страстно хотят, стремятся к этому, то это рано или поздно происходит. Поэтому задача – убедить людей в необходимости и благотворности смены экономической политики – стоит в ряду самых важных. И мы обязательно будем расширять сферу воздействия и результатов работы МЭФ и других наших аналитических и практических разработок и рекомендаций, стремясь к эффективному формированию соответствующего общественного мнения.

– Недавно Путин посетил «Ростсельмаш», и это событие, разумеется, получило широкое освещение в СМИ. Причем это был не только визит главы государства, но и заседание Госсовета. Следует ли ожидать в связи с этим позитивных изменений хотя бы для отрасли? Каковы ваши ощущения и ожидания?

– У меня есть не только позитивные ощущения, но и надежда на соответствующие решения. Разумеется, визит президента – исключительное событие для любого предприятия. Владимир Владимирович к нам приезжает не в первый раз. Это свидетельствует о том, что его внимание неслучайно и он хочет увидеть развитие производства в динамике. Нам есть что показать, есть чем гордиться. Мы действительно изменились – и внешне, и внутренне. Президент это заметил и, думается, остался доволен. И тем, что мы вышли на внешние рынки, и уровнем производства, и уровнем образования сотрудников – более сорока процентов лица с высшим образованием… Думаю, ему важно и приятно было услышать, что принятые меры государственной поддержки оказали позитивное воздействие. Мы осмотрели новинки производства, показали электронные системы, продемонстрировали оснащение современных комбайнов системами спутникового позиционирования и передачи данных, возможность удаленного мониторинга технического состояния машин. Вспомнили и о вопросе переноса производства тракторов из Канады – Путин спрашивал об этом пять лет назад. Мы объяснили, как это сделали и какова в этом роль улучшения экономической политики. Но не забыли отметить, что пока в этом отношении сделано недостаточно. Я сказал, что мы можем производить сельхозтехники в два раза больше, чем производим. Мы видим, что потенциал сельского хозяйства далеко не исчерпан, нами подготовлены и направлены в правительство предложения об улучшении промышленной политики. Это, надеюсь, было услышано. Хотя иллюзий на сей счет у нас нет. И мы продолжаем отстаивать и пропагандировать свои подходы и принципы. Как на площадке Совета по промышленной политике ТПП РФ, так и в формате МЭФ.

– Совет по промышленной политике и конкурентоспособности экономики России ТПП РФ, который вы возглавляете, недавно провел несколько очень важных заседаний. Хотелось бы поговорить о прошедшем осенью заседании «Развитие региональной промышленной политики России». В чем вы видите проблемы и как их предлагаете решать?

– В регионах имеется огромный потенциал экономического роста, остающийся нереализованным из-за ошибочной экономической политики правительства. Именно в регионах следует развивать свои собственные локальные проекты и в АПК, и в сфере промышленного производства, и ЖКХ. Десятилетиями ожидает своего возрождения, например, традиционная для России индустрия льна и технической конопли. Для успешной реализации промышленной политики в регионах необходима мягкая денежно-кредитная и стимулирующая налоговая политика, а именно – возвращение инвестиционной льготы и увеличение финансовой независимости регионов. Нужен принципиальной иной политический взгляд. Например: транспортная система сегодня – это источник извлечения средств из экономики. Вводятся новые налоги на перевозку товаров, сохраняются высокими акцизы на производство топлива, высокий налог на добычу. Из-за этого у нас гораздо более дорогое топливо, чем во многих нефтедобывающих странах. Государство у нас сознательно ведет политику такую, что транспорт должен служить источником налоговых поступлений. В других странах политика иная. Транспорт там – это инструмент развития и поддержки. Дешевый транспорт является основной экономического развития страны. Неверным нам видится и распределение доходов между федеральным и региональным бюджетами. На совещании было также показано, что особые экономические зоны – ТОРы – пока не стали эффективным инструментом регионального развития. Материалы заседания направлены в правительство. Надеемся, что они будут приняты во внимание.

– Недавно прошло еще одно примечательное во многих отношениях заседание Совета ТПП – «Влияние политики в области культуры на конкурентоспособность национального производства». Альманах «Развитие и экономика» возник в связи с близкой темой: влияние неэкономических факторов на экономическое развитие. Мы в 2010 году провели – под руководством и при участии покойного академика Олега. Тимофеевича Богомолова – конференцию, на которой рассматривались, анализировались многие неэкономические, культурные факторы. Материалы конференции вошли в первый номер нашего альманаха, вышедший в 2011 году. Эта тема продолжает оставаться весьма актуальной и, к сожалению, по прежнему находящейся вне поля зрения практической политики. То, что вы провели по этой теме заседание, – событие исключительной важности. На какие аспекты культурной политики обратили внимание участники заседания?

– Кажется очевидным, что успех любого дела – и на уровне отдельного проекта, и в масштабах страны – определяется людьми, их качествами. И речь при этом идет не только о профессионализме, умении выполнять порученное дело, но и о том, что входит в понятие общей культуры. Именно культура формирует личность, систему ценностей, представление о том, что хорошо и что плохо, к чему следует стремиться, а чего надо избегать. Я затрудняюсь вообще определить – что идет впереди: культурная политика, а из нее уже вытекает экономическая? Или наоборот: экономика диктует свои идеалы, которые становятся идеалами и культуры?.. Разве деньги, хлеб и масло диктуют нам – к чему стремиться? Разве они заставляют нас отличать прекрасное от безобразного? На заседании Совета ТПП, о котором вы упомянули, выступили многие видные деятели культуры: заместитель министра культуры Владимир Аристархов, кинорежиссер Владимир Бортко, исполнительный директор Фонда кино Антон Малышев, писатель Дмитрий Пучков, директора музеев, культурологи, деятели культуры. Все были едины и в том, что культура является важнейшим фактором, влияющим на экономику, на промышленное производство, а также в том, что политику в сфере культуры следует изменить. Сейчас, к сожалению, культура во многих случаях отнесена к сфере услуг. Это неверный подход и опасная тенденция. Культурная политика должна быть изменена. В принятой резолюции сформулированы конкретные предложения, направленные органам исполнительной и законодательной власти.

– Воздействие на органы власти необходимо. Но давайте обратим внимание на другую «фокус-группу» – на народ. Конечная цель культурной политики – народ, его культура во всём многообразии. Достаточно ли промышленникам указать органам власти на необходимость соответствующих изменений и ожидать результатов или что-то можно делать самим?

– Я считаю, что мы как промышленники обязательно должны влиять на общество, вторгаясь в пространство культуры. Мы должны доказывать и показывать, что труд – это красиво, что товары, изделия, произведенные в России, – это прекрасно, что заводы и фабрики – это места, где приятно и интересно проводить время, где работают замечательные – умные и образованные – люди. Что настоящая, яркая, творческая жизнь проходит далеко не в офисах и чиновничьих кабинетах. На заседании в ТПП мы, в частности, говорили о том, какой образ будущего формирует современный отечественный кинематограф, разбирая конкретные примеры. Следует признать, что это образ негативный, это такое будущее, в котором не хочется жить. И это при том, что наш собственный опыт, культурная политика советского кино, не только был эффективным в свое время, но и до сих пор остается таковым. Главными героями были рабочие и директора заводов, инженеры, колхозники, ученые, летчики… Важно, что в центре всегда был положительный главный герой. Были и отрицательные, но главный герой их «побеждал». Это создавало у людей позитивный образ будущего, формировало идеалы и веру в то, что недостатки будут устранены, что страна движется в правильном направлении. Важно и то, что образы советских героев базировались на традиционных для русского народа ценностях – коллективизме, солидарности, взаимовыручке, честности, героизме. В результате кино, – а также и другие сферы культуры: литература, живопись, театр и т. д., – выполняли воспитательную функцию. Можно сколько угодно ругать советскую власть, но она действительно имела образ будущего и эстетически его подкрепляла. К чему-то подобному нам надо обязательно стремиться и делать так, чтобы политика в области культуры, произведения искусства сплачивали общество и вели его к созидательным целям, а не к чему-то противоположному. Я надеюсь, что на предстоящем форуме эта проблема тоже будет освещена… А что касается широкого распространения наших идей, то это тоже, конечно, надо делать, разговаривать с журналистами, вторгаться в пространство Интернета, в СМИ… Это такая ежедневная, незаметная работа, причем не одного человека и не отдельного форума. Стране нужна соответствующего уровня интеллигенция – в смысле идеалов, ценностей и образованности. Интеллигенция – как хранительница культурного ядра. Антонио Грамши говорил, что если хотите ослабить какое-то общество, необязательно ослабить его экономически, достаточно разрушить его культурное ядро, очернить его прошлое, нарисовать его ужасное будущее, разобщить людей, ну и навязать ему свою волю. Мы именно это сейчас и видим, к сожалению. Поэтому тема культуры очень важна, и мы должны вести свою работу в этом направлении. Обращу внимание на то, что тема Шестого форума – «Образ будущего». Это в самом непосредственном смысле важнейшая часть культуры народа, страны и, соответственно, культурной политики власти.

– Да, с этим нельзя не согласиться. Образ цели – важнейшая, незаменимая часть любой стратегии. Однако представляется, что «работающий» образ будущего страны, народа может быть построен не на любом образе прошлого этой страны и этого народа. Если образ прошлого состоит из позора, провалов, жестокостей, ненависти, то на таком фундаменте собственной истории трудно строить что-то вдохновляющее…

– Да, я согласен, что эти вещи абсолютно взаимосвязанные: без прошлого нет будущего. Негативный, мрачный образ прошлого, да еще сопровождающийся призывами к какому-то покаянию, создает среду, состоящую из мрачных эмоций… Опираясь на такие эмоции, формируя столь пренебрежительное отношение к труду своих собственных предков, невозможно идти вперед, строить что-то великое, созидательное, смелое.

– К сожалению, мы даже в рамках своего патриотического лагеря во взглядах на свою историю расходимся – причем самым радикальным образом. Как вы считаете, нужна ли некая интеграция патриотической мысли – не только исторической, но и экспертной? Что мешает такой консолидации? В чем раскол внутри патриотического лагеря, где проходят эти линии раскола? Между красными и белыми?.. Или есть какие-то иные основания для размежеваний. Меня, например, более чем огорчает радикализм в оценке Сталина и сталинского периода. Мысль «Сталин хуже Гитлера» я считаю одной из самых разрушительных для нашего общества. Обожествление Сталина – это тоже путь в никуда. По каким линиям разрыва нам надо сшить патриотическое пространство?

– Если говорить об интеграции патриотической экспертной мысли, то сам форум, наша работа в ТПП и в «Партии дела» имеют именно такую цель: объединить патриотическое сообщество, дать возможность почувствовать локоть друг друга, обменяться идеями, познакомиться. Да, люди патриотического склада сегодня не доминируют в политике. Но ставить такую задачу: объединить, создать единую структуру – это, я считаю, неправильно. Вот, например, те же доминирующие либералы… У них же несколько далеко не консолидированных партий – «Яблоко», СПС, ПАРНАС, Навальный там у них есть. Они идут многими колоннами, они с разных точек воздействуют на общество, у них есть газеты, журналы, радиостанции, телевидение. Они ссорятся друг с другом. Но в целом они делают некую общую работу и доминируют в политике. Нам тоже надо сохранять разнообразие, но иметь какую-то высшую цель к которой идти разными путями. Для это необязательно иметь какую-то единую структуру. Вот форум, например. Мы не делаем каких-то идеологических заявлений, допускаем к участию в дискуссии и сталинистов, и антисталинистов, и либерально мыслящих экономистов, и их оппонентов. Надо просто упорно сопрягать эти сложные элементы. И это у нас постепенно получается. Что касается линий раскола патриотического сообщества, то их несколько. Но, видимо, отношение к Сталину – это водораздел весьма чувствительный. Его надо преодолеть. Не надо стремиться к какой-то одной – черной или белой – краске в оценке Сталина. Он должен стать одной из исторических фигур, много чего сделавшей. Даже не ставя знаки – плюс или минус – во всех его делах. Петр Первый тоже много чего наворотил. Но он не является каким-то политическим водоразделом, раскалывающим общество. Остается пространство разного рода исследований эпохи и личности Петра, там сталкиваются самые разные точки зрения, но они не раскалывают общество в целом. Вот как-то надо вырулить так, чтобы и Сталин стал кем-то подобным: столпом историческим, вокруг которого вились самые разные вихри. И не с плюсом-минусом всякий раз подходить, а спокойно, без эмоций. Я думаю, что это можно преодолеть – и не в отдаленной исторической перспективе. Давайте сделаем так, чтобы у нас достижения в будущем были не менее, а более значительные, но чтобы жертв и потерь при этом не было.

– В ваших выступлениях, статьях, да и в целом – в работе МЭФ – всегда много внимания уделяется критике кредитно-денежной и налоговой политики. Мы согласны с вашей критикой и с рекомендациями по изменению положения. Не станем эти вопросы повторять, а зададим несколько частных вопросов, касающихся финансовой системы страны. Финансовая система в Советском Союзе обладала исключительной особенностью: умением создавать большие, безынфляционные денежные средства, позволявшие формировать долгосрочные инвестиционные резервы, на которые можно было строить ГЭС, заводы и фабрики и т. д. Важным элементом этой системы, обеспечивавшим ее устойчивость, независимость от внешнего мира, была двухконтурная система финансового обращения. Существовало два контура движения денег: один – безналичный оборот, другой – смешанный, внутри которого наличные и безналичные деньги могли переходить друг в друга. В смешанном контуре находились зарплаты и пенсии, осуществлялась розничная торговля, происходила оплата услуг и прочее. В безналичном оборачивались средства, позволявшие формировать устойчивую финансовую базу экономики. Мне кажется, что обращение к этому собственному опыту могло бы быть сейчас очень эффективным, мы получили бы некий, условно говоря, инвестиционный рубль, не зависящий от цен на нефть и не страдающий от излишней инфляции.

– Идея, возможно, интересная. Но для ее анализа и оценки надо более глубоко в нее погрузиться. Я пока не понимаю предлагаемого вами механизма. И в России, и в мире уже идет процесс перехода к безналичному денежному обороту, который современные технологии позволяют осуществлять на всех уровнях, включая выплату зарплат и розничную торговлю. Повторю: нет опасности инфляции при насыщении деньгами экономики. Если, конечно, только это сделать – вбросить кучу денег, то инфляция будет, но если при этом применить стимулирующую налоговую систему, продуманные протекционистские меры, стимулирующие производителя, то ее не будет. Если с помощью правильных налогов сделать внутренние ресурсы дешевле, чем они доступны на мировом рынке, то мы всего добьемся. Важно, чтобы в России деньги было выгодно вкладывать в производство, в реальный сектор, тогда эти самые дешевые деньги туда и пойдут: будут строиться фабрики, распахиваться поля, создаваться научно-исследовательские лаборатории. Растущая экономика переварит увеличенное количество недорогих денег. Опасности инфляции тут никакой нет. Опыт других стран подтверждает это, во всём мире деньги сейчас дешевы. И это не приводит к инфляционным проблемам. Важно также ограничивать спекуляцию. Так называемые зарубежные инвесторы заводят к нам деньги только для спекулятивной игры на валютной бирже.

– А нужна ли вообще валютная биржа для развития промышленности?

– Валютная биржа нужна, она может служить удобным инструментом для ведения международной торговли. Но необходимо продуманное регулирование ее деятельности со стороны государства.

– Создается впечатление, что пока она нужна только для спекулянтов…

– Фактически так и происходит. Причем доступ к ней имеет ограниченный круг очень влиятельных лиц. Всё та же группировка: Кудрин – председатель наблюдательного совета Московской валютной биржи, Набиуллина – председатель ЦБ, Греф – глава крупнейшего банка. Эта троица и сложившаяся вокруг них структура, включающая ВШЭ и ряд других институтов, сегодня контролирует всю финансовую систему и делает так, чтобы страна не развивалась, чтобы деньги из нее выводились, чтобы самым выгодным вложением денег были валютные спекуляции для узкого круга. Это большая проблема. Я бы сказал, что это проблема номер один сегодня в России.

– …И нам пока не удается ее решить. «Верховный арбитр» слышит доводы и контрдоводы сторон, но не одни лишь доводы, видимо, принимаются во внимание. Будем добиваться изменения экономической политики, настаивать на необходимости индустриализации. А почему так получилось, что эта необходимость возникла? Для чего и кем была разрушена промышленность – в масштабе целых отраслей – и привело ли это к результатам, ожидаемым разрушителями?

– Не только узкий круг людей разрушал отечественную промышленность. Надо признать, что и общественное мнение не сильно этому сопротивлялось. Большинство согласны были с тем, что всё у нас неэффективно, давайте сокращать казавшиеся ненужными производства и отрасли. Общество не возражало. Промышленность разрушали при его согласии, но действительно были и сознательные разрушители, например, Анатолий Борисович Чубайс. Он и его сподвижники ясно понимали, что у экономических реформ есть политическая цель: мы должны эту старую элиту убрать, сделать так, чтобы в России никогда не было коммунистической идеологии, и вообще мы должны сделать так, чтобы она была встроена в мировой капитализм и оставалась бы там всегда И Кудрин заявил, что мы должны встраиваться в мировые производственные цепочки и быть там на вторых ролях, то есть сделать из России этакую периферию Запада. С этой идеологией они разрушали, и эта идеология до сих пор доминирует в экономической, в денежно-кредитной, в налоговой политике. Большая часть правительства – приверженцы этой идеологии. Добились ли они своей цели? Ну, во многом добились. Они до сих пор у власти, вывели из России огромные, гигантские, космические деньги. Они ослабили Россию… Но они не прошли критическую точку невозврата, им не удалось совсем убить страну, хотя, в принципе, они были недалеки от этой цели. Поэтому сегодня мы должны решительно заявить: ребята, давайте заканчивать этот карнавал, это безумство! Давайте заниматься делом, потому что без этого страна погибнет. Я уверен, что шанс – восстановить Россию через развитие реального сектора – у нас есть. И он немаленький, это хороший шанс. Время сейчас работает на нас. Люди всё больше понимают, что надо заниматься делом, а не какими-то фантазиями: куда-то там встраиваться и кому-то там нравиться. Это понимают миллионы людей, это понимать начинает президент – вот в послании, пронизанном духом патриотизма, он рассматривал Россию как отдельную цивилизацию. Это важно! Мы не должны кому-то нравиться. Маятник истории в нужную сторону начал идти, видны процессы, которые работают на нас. Но есть еще и гайдаровцы, которые работают в прежнем направлении, они пока доминируют, определяют экономическую политику. Поэтому Россия отстает от темпов развития других стран. Мы продолжаем накапливать отставание, и это выливается не только в потерю денег, у нас и население убывает, продолжает сокращаться. Поэтому как форум мы должны противодействовать этой разрушительной силе.

– Константин Анатольевич, альманах «Развитие и экономика» благодарит вас за интервью. Мы со своей стороны готовы всячески поддерживать вашу деятельность, участвовать в ваших проектах.

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1071 гостей онлайн