Понедельник, 25 Сентября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

О стратегиях экономического развития России до 2030г.
В.М. Симчера

Текст выступления на заседании Совета ТПП РФ 6 декабря 2016 г.

Источник: devec.ru

Прогнозных доктрин, концепций и принципов построения и реализации стратегий экономического развития России  много (их ныне с учётом отраслевых версий более целой сотни, в том числе 20 официально принятых), но все они разрозненные и во многом противоречивые и не сводимые в единое и практически значимое целое. Единственное что их объединяет – это то, что ни одна них до сих пор в России наяву, и хотя бы в каком – либо приближённом виде,  так и не была реализована. Всем известно, что цели и смыслы увлечения прогнозными занятиями в России уже давно сводятся не столько к возможной идентификации будущего, сколько к примитивной пропагандисткой подмене неутешительного настоящего несбыточными обещаниями и мифами будущего.

Чем отличается Стратегия 2030, предложенная МЭФ? Стратегия МЭФ (6 разделов, три приложения, 71 рисунок, всего 72 стр. текста) своими принципиальными установками направлена на преодоление сложившейся порочной практики однобокого представления будущего развития экономики России   путём последовательного приближения к объективно обусловленным его оценкам, основанным на более точном учёте наличных  ресурсов и выборе возможных более эффективных направлений их использования. В Стратегии с цифрами в руках аргументируются объективная необходимость «смены парадигмы социально-экономического развития страны» и на конкретных примерах показываются возможности и преимущества избираемого конкурентоспособного не сырьевого развития отечественной экономики по сравнению с нынешним  тупиковым и во многом убыточным сырьевым её развитием.

Однако при всех своих достоинствах, новизне подходов и убедительной их аргументации, обсуждаемая Стратегия не свободна от ряда серьёзных недостатков и, на наш взгляд,  по некоторым принципиальным позициям требует существенного дополнения и исправления.

1. Предмет Стратегии, его структура, охват и масштаб. О принципах развития, какой экономики в Стратегии идёт речь? Речь идет о принципах развития собственно сырьевой отечественной экономики, на долю которой (с учётом подсобных домашних хозяйств) сегодня приходиться две трети всех убытков и едва ли  треть  общего объёма ВВП нашей  страны? Или речь идёт об ускоренном развитии  (раздельно или вместе взятых и легализованной, и нелегализованной) иностранной и офшорной экономике в России, с теневыми капиталами и прибылями, превышающими и сегодня, несмотря на санкции,  две третьих её общих объёмов?  Экономике высоких сырьевых и по существу всех обрабатывающих переделов с предельной добавленной стоимостью, об опережающем развитии которой как раз и ратуют стратеги МЭФ? Или, как это очевидно, речь идёт  о некой смешанной, внутренне абсолютно неоднородной и противоречивой экономике – экономике с разнонаправленными целями и векторами развития, - прогнозировать темпы и пропорции роста которой в целом, без какой-либо типологии и подразделения на отдельно взятые её автономные части бессмысленно. Такой тип неоднородной экономики признается  в целом как не реформируемый и, следовательно, неуправляемый и непрогнозируемый. Очевидно, что в ходе последующей  работы необходимо дифференцировать представленные прогнозные оценки и тем самым  существенно повысить уровень и качество выдвигаемых предложений. Для этого у составителей Стратегии имеются все необходимые данные.

2. Полнота и достоверность исходных данных. К сожалению, представленные в Стратегии прогнозные оценки опираются во многом на противоречивые и, как правило, завышенные базовые данные.  И поэтому в целом ряде случаев, в частности, при оценке объёмов и темпов роста ВВП, инфляции, теневых инвестиций, амортизации, фиктивных экспортных и импортных операций, офшорных капиталов и т.д., они не обладают достаточной достоверностью и требуют существенных поправок.  При официально учтённом дефляторе цен  (14,8% в год) среднегодовой прирост ВВП России в 2001-2015гг. оценивался в 5,1%, при полном учёте роста всех видов цен  (18,6% в год) - в 1,7%., а с дополнительным учётом обесценения ППС рубля и роста кредитных ставок  (на 10,4% в год) – в стране в эти годы наблюдался отрицательный рост. Все прогнозные оценки в Стратегии определялись по отношению к завышенным уровням роста ВВП и не могут быть признаны как приемлемые  Ясно, что верные производные оценки на основе неверных исходных точек отсчёта получены быть не могут!  С учётом существующих уточнённых исходных данных предлагается пересмотреть представленные в Стратегии прогнозные оценки.

3. О необходимом и достаточном составе  стратегических доктрин и императивов. Несмотря на то, что в Стратегии на 75-ти цифровых графиках и диаграммах представлено более 70-ти преобразующих альтернативных сценариев, векторов и траекторий  будущего развития, Стратегия в целом фрагментарна и требует дополнения. В Стратегии не представлены, а, на наш взгляд, по определению должны быть представлены вариантные сценарии развития и повышения качественного состава и здоровья человеческого капитала, преодоления скрытой безработицы, нищеты и бедности, составляющих сегодня, как никогда прежде, невиданную армию, превышающую более 70 млн. общей численности населения России, сценарии избавления от алкоголизации, наркомании и других форм латентной токсификации, социальной люмпенизации и криминализации общества, общего ухудшения его здоровья, без чего ни о каких не то, что вариантах, но и стратегиях речи быть не может. Неотъемлемая часть любой полноценной стратегии – кадры, управление, новые уклады и технологии, развитие регионов и общей окружающей среды России, что также не нашло, а. по нашему мнению, должно было найти полноценное отражение в обсуждаемой Стратегии.

4. Стратегические приоритеты. Как их определять? Приоритеты приоритетам – рознь. Давно известно, что определять приоритеты на умозрительном уровне и в ручном режиме управления, как это испокон веков предпочитают делать в России – дело рискованное и. как правило, убыточное.  Правящие режимы в России приоритеты назначают, а не обосновывают и определяют! И поэтому, как правило, ошибаются и терпят (продолжают терпеть и сегодня) громадные неудачи. Расходятся как небо и земля с действительностью и опросы общественного мнения, равно как  и заказные экспертные оценки. В развитых странах приоритеты измеряются как факторные оценки  степени их воздействия на искомые конечные результаты.  В качестве инструментальных методов  для  этого используют модели многомернорного  анализа, позволяющие ранжировать  любое множество наблюдаемых факторов по принципу мажорантности и определять  влияния каждого из них на конечный результат  по старшинству, зримо и доказательно отдавая приоритет наиболее важным и ставя в упорядоченную очерёдность все остальные факторы. В моей книге «Развитие экономики России за 100 лет» (М.: Наука, 2006, 587 стр.) и её втором издании с данными за 1000 лет (М.: Экономика, 2006, 683 стр.) и брошюре «Мнимые и реальные оценки экономического развития России» (М.: Институт экономики РАН, 2014, 28 стр.)  представлены адоптированная компьютерная программа и прикладная модель нахождения таких приоритетных оценок и приводятся аргументы, указывающие на необходимость корректировки практически всех приводимых в Стратегии базовых оценок. На основе скорректированных оценок можно будет зримо показать, в какой доле и насколько процентов увеличится прирост ВВП России в период до 2030г. (в целом и по годам) за счёт реализации каждого из 75-ти представленных в Стратегии мероприятий.

5. Расхождения в прогнозных оценках. Перекрёстный анализ представленных в Стратегии прогнозных оценок показывает, что они существенно (иногда в разы) отличаются не только от ранее известных (что понятно и не требует каких-либо объяснений), но и друг от друга. В частности, при предъявленных в Стратегии суммарных ресурсных оценках, которые едва ли не в два раза меньше требуемых и завышенных нормативах их использования, добиться задаваемых  не то что 15-ти, а 7-ми процентных темпов ежегодного прироста ВВП в обозримый период вряд ли удастся.   Нет других очевидных допущений и наблюдаемых данных, на основе которых можно было бы предположить, что существующие в Стратегии расхождения в оценках, равно как и разнобой в умозрительном определении приоритетов можно было бы устранить иными способами, чем их сведением к единому ранжированному ряду многофакторных оценок, методику которого мы предлагаем.  Заметим, что даже сам ныне повсеместно доминирующий приоритет не сырьевого развития России, основанный на смене финансовых инструментов, но не затрагивающий слом нынешних архаических укладов производства и управления,  на  фоне целого ряда других, возможно, ещё более уязвимых  точек и проблем современного быта, в частности проблем, связанных с потерей рабочего класса и массовой утратой квалифицированных профессий (или проблем, связанных с усугублением деклассированных начал в развитии нынешнего  нашего общества, его многомиллионной алкоголизацией и наркотизацией,  массовой утерей не только рабочих профессий, но и  элементарных физических способностей к труду и тем более возможностей какого-либо повышения его производительности) без научных расчётов и доказательств, вряд ли будет сохранять абсолютное первенство  и на долгие годы  оставаться бесспорным.

6. Парад стратегий. Несмотря на очевидную избыточность и повторяемость общего множества нынешних стратегий, было бы полезно  провести их (и не только альтернативное общее), но и инструментально-аналитическое сравнение, как  не исключающих, а дополняющих друг друга. Особый интерес при этом представляло бы сравнение инструментальных методов и показателей МЭФ с аналогичными императивами, представленными в стратегиях, прогнозах, концепциях и планах, утверждённых Правительством РФ. Понятно, что это отдельно взятая крупномасштабная работа. Но без неё представленная Стратегия немало теряет и вряд ли может служить объединяющей и претендовать на роль общенациональной, какой ей следовало бы быть.

7. Особый раздел – конкурентоспособность и эффективность реализации предлагаемой Стратегии. С декларации и предъявления этих фундаментальных положений принципы обсуждаемой Стратегии должны начинаться, ими же они   должны и заканчиваться. Не может быть конкурентных и эффективных решений и достижений если сами условия, принципы и методы их реализации неконкурентны и неэффективны. В  Стратегии  верно ставиться вопрос о выравнивании национальных и международных условий конкуренции для всех видов экономической деятельности и форм собственности, на основе чего только и возможно добиться всеобщего удешевления стоимости единицы производимой продукции, избавиться от всех видов нынешних спекулятивных игр, финансового давления, обмана и надувательства, обеспечить рост эффективности и облегчение условий труда и жизни для всего народа на непрерывной основе. Но как конкретно этого добиться  в условиях применяемых к России санкций и ныне  набирающего обороты общего неблагоприятного (и не только внешнего) отношения. В условиях немыслимой коррупции, убытков и потерь, которые только разрушают конкуренцию  как основу основ эффективного бизнеса, его исходное условие и фундамент.  Россия (и во многом справедливо) протестует против  внешне навязываемых  и насаждаемых ей и   однополярных порядков (и по убыточной модели присоединения к ВТО)  отказывается присоединяться ним. Но не присоединяться в  таком случае Западу к ещё много более неконкурентным, коррумпированным  и убыточным порядкам,  которые сегодня доминируют и горячие головы вызывающе защищают в ней? Стратегам полагается иметь свои собственные нестандартные и безусловно позитивные ответы на эти вопросы! Где эти ответы? В представленной Стратегии их нет. И в этом главный её изъян и объективная необходимость доработки.

***

В возглавляемой мною Академии экономических наук и Международном институте инженерно-экономических исследований работает ряд опытных экспертов, которые могли бы в короткие сроки и качественно восполнить изложенные пробелы и представить обсуждаемую Стратегию в установленном формате и в существенно исправленном,  дополненном  и обновлённом виде.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 534 гостей онлайн